English Deutsch
Новости
Мир антропологии

"Цветы на могиле неандертальца?" Факты и мнения

Фрагмент из книги:
Археология изнутри. Научно-популярные очерки
Археология изнутри. Научно-популярные очерки

Книга известного российского специалиста по первобытному искусству.

"В данной книге предпринята попытка показать работу археолога как бы изнутри, глазами профессионала, без наносной сенсационности."

Классификационное название неандертальца – Homo sapiens neandertalensis, т. е. человек разумный неандертальский. Разумный – значит обладающий разумом, сознанием. Одной из составляющих сознания человека является духовный мир, т. е. набор неких образов и представлений, непосредственно не связанных с практической деятельностью по удовлетворению своих потребностей в пище, крове, продолжении рода, безопасности и т. п. Например, в археологии, одним из несомненных свидетельств духовной жизни древних людей признаются намеренные захоронения умерших сородичей, особенно те, в которых обнаружены следы, остатки какого-то погребального ритуала.

Рис. 3.07а. Аббаты Анри Брейль и открыватели скелета в Сент-Шапелль-о-Сент братья  Жан и Амедей Буассоньи (первый ряд слева направо, по: Boitel, 2000)
Рис. 3.07а. Аббаты Анри Брейль и открыватели скелета в Сент-Шапелль-о-Сент братья Жан и Амедей Буассоньи (первый ряд слева направо, по: Boitel, 2000)

В научной археологической литературе прочно утвердилось представление о том, что на поздней стадии мустьерской эпохи (90 – 70 тыс. л. н.), у неандертальцев уже было ритуальное поведение в виде похорон своих сородичей.

Третьего августа 1908 г. три брата Буассоньи – Амедей, Жан и Поль (рис. 3.07а) обнаружили в гроте Буффиа близ Ля Шапелль-о-Сент (юг Франции) скелет неандертальца, как будто специально уложенного в углублении. С тех пор уже 100 лет обсуждается проблема появления в среднем палеолите намеренных захоронений людей, т. е. первых ритуальных действий. Тогда же были высказаны первые гипотезы о наличии у неандертальцев веры в загробную жизнь (А. Буассоньи, Г. Обермайер) или в сверхъестественные свойства мертвеца (М. Эберт). Сейчас имеется уже более 60 местонахождений, на которых найдены кости или почти целые скелеты неандертальцев, позволяющие предполагать преднамеренные захоронения. Наряду с этим, высказываются столь же обоснованные предположения о каннибализме и/или о стремлении избавиться от гниющих останков.

Не считая себя вправе вступать в длительную и не очень результативную дискуссию по этой проблеме (русскоязычные обзоры см.: Алекшин, 1992; 1993; 1993а; 1994; 1995; 1995а; 1998; Замятнин, 1961; Смирнов, 1979; 1986; 1987; 1990; 1991; 1997; Зубов, 1999; иноязычные: Bahn, 1994; 1997; Bar-Josef et al., 1988; Leroi-Gourhan, 1999; 2000; Mellars, 1996; Tattersall, 1999, с. 157-175; Ulrich, 1986 и многие другие), хотелось бы отметить, во-первых, что после первой публикации находки скелета неандертальца близ Ля Шапелль-о-Сент (Bouyssonie, Bardon, 1908) за прошедшие почти сто лет на нее, как на пример преднамеренного и ритуального захоронения, ссылаются очень многие авторы. Однако в их описании археологического контекста данной находки наблюдаются большие расхождения. Это хорошо показано в работе (Смирнов, 1979).

Во-вторых, не всякое намеренное захоронение трупа следует однозначно считать ритуальным действием. В одном из последних справочных изданий говорится о гомогенном культурном слое толщиной в 40 см, в котором и был  впервые обнаружен этот скелет неандертальца (Leroi-Gourhan, 1988, p. 222). Углубление в 40 или по другим упоминаниям 30 см никак не может считаться могилой. Мустьерские орудия, найденные вместе с костями человека скорее относятся не к скелету, а к культурному слою. Кости животных, в том числе кости ноги быка в анатомическом порядке наряду с костями северного оленя, лошади, козла, носорога, волка и сурка тоже еще ничего не говорят о ритуале.

Уже в первых профессиональных комментариях о неандертальских захоронениях в русскоязычной печати, П. П. Ефименко и С. Н. Замятнин высказывали сомнения. Они были написаны практически одновременно, но увидели свет с интервалом почти в 30 лет (Ефименко, 1934, 1938, 1953; Замятнин, 1961; рукопись С. Н. Замятнина датирована 1933 г.). Разумеется, оба автора изучали первичные публикации. П. П. Ефименко не скрывает своего скепсиса по поводу утверждений о том, «что встречающиеся в соседстве с некоторыми погребениями (Ферраси, Шапелль-о-Сент) угли и кости животных следует рассматривать как следы поминок и жертв умершему. Подобные представления носят, несомненно, достаточно тенденциозный характер» (Ефименко, 1953, с. 249). Однако, он соглашается, что в ряде случаев одинаковое в разных могилах положение погребенного подталкивает к мысли о намеренности  захоронения.

С. Н. Замятнин тогда заметил, что приведенная в первичных публикациях "констатация и осторожное предположение по ее поводу в дальнейших компилятивных работах передаётся как, несомненно, установленный факт положения напутственной пищи покойнику в Ля Шапелль-о-Сент. При этом часть  метатарзальной кости и три фаланги "вырастают" в целую ногу быка; а проф. Гури, приводящий в своем курсе на стр. 136 дословно указание Буассоньи, тремя страницами далее (стр. 139) ухитряется сообщить о целой "четверти быка", данной как провизия на дорогу покойнику. Столь же утвердительно приписывается погребению в Ля Шапелль-о-Сент использование охры в погребальном ритуале. Сами братья Буассоньи дают вполне определенное указание насчет характера находки, отнюдь не дающее оснований для подобной интерпретации. Говоря о заполнении могильной ямы, они после описания находок костей быка у черепа сообщают, что "вокруг остальных частей тела имелось большое число осколков кварца, иногда кремня, несколько кусочков охры, обломки костей и т. д., подобно тому, как в остальном культурном слое, без каких бы то ни было характерных отличий" (Замятнин, 1961, с. 36-37).

И сейчас в проблему неандертальских "захоронений" вносят свой вклад вольные пересказы первичных данных. Когда первичная документация раскопок публикуется профессионалом, ее можно обсуждать и рассматривать различные версии объяснения. Однако часто то, что специалисты высказывают в лучшем случае предположительно, при последующем пересказе превращается в "несомненное" и попадает в литературу для широкого читателя.

Например, в пещере Кафзех «ребенок в возрасте примерно 13 лет лежал на спине. На скрещенные на груди руки были бережно (курсив мой – Я.Ш.) положены рога лани» и далее: «Несомненно (курсив мой – Я.Ш.) что во всех этих случаях мы имеем дело с такой же человеческой деятельностью, которую невозможно истолковать как утилитарную. Она связана с существованием у людей, кроме определенных знаний о внешнем мире, также и иллюзий о нем, причем иллюзий определенного рода – религиозных" (Семенов, 1989, с. 240). Каким образом можно из описания раскопок сделать вывод о том, что рога лани были уложены "бережно", остается загадкой.

Еще один подобный пассаж о скелете неандертальца, найденного в 1908 г. близ Ля Шаппелль-о-Сент. "Этот человек жил около 45 тыс. лет назад, и условия, в которых он был найден, ярко рисуют нам некоторые стороны жизни людей той далекой эпохи. Наш неандерталец похоронен своими собратьями в прямоугольной могиле глубиной около 30 см, которая сверху прикрыта кусками известняка. Провожая охотника и воина в иной мир, его соплеменники снабдили умершего необходимым оружием и символами охотничьего успеха: рядом с похороненным сохранились остроконечник из яшмы, выполненный в традициях мустьерской культуры, рога бизона и множество костей других животных" (Панов, 1980, с. 49).

С точки зрения археолога, могила глубиной 30 см, конечно, не могила, а углубление и вовсе не прямоугольное, а остроконечник из яшмы только при большом воображении можно принять за символ охотничьего успеха. Считается, что сейчас известно "36 находок костных остатков неандертальцев, где с полным правом позволительно предположить преднамеренное захоронение, возможно по определенному обряду" (Зубов, 1999, с. 73). В этой фразе слова "предположить" и "возможно" уже говорят о недостаточной уверенности автора в том, что захоронение было преднамеренным. Точно зафиксированные находки сопровождающих захоронение вещей могли бы существенно усилить гипотезу о ритуале, но их либо нет, либо они недостаточно документированы. Единственный скелет, который, казалось бы, надежно истолковывается и как следы ритуала, и даже как свидетельство наличия языка, – Шанидар 4 (Solecki, 1963; 1971; 1972; Leroi-Gourhan, 1999; 2000), – тоже может получить альтернативную, "неритуальную" интерпретацию.

Палинолог Арлетт Леруа-Гуран (вдова А. Леруа-Гурана), изучая пыльцу растений, обнаруженную в области грудных и поясничных позвонков скелета, определила 7 видов цветов-медоносов. Она считает, что если среди костей скелета найдена пыльца только от 7 видов цветов, а в данной местности их росло намного больше, то, следовательно, у тех, кто хоронил погребенного, был осознанный выбор. Осознанный выбор, в свою очередь, свидетельствует об определенном ритуальном наборе цветов, а также о том, что они имели свои названия  (Leroi-Gourhan, 2000, с. 293). Но сама Леруа-Гуран отмечает, что почти все из 7 видов цветов относятся к лекарственным растениям и тут же высказывает сомнение, что неандертальцы могли знать об их целебных свойствах. Однако об этом не нужно ничего знать. Многочисленные животные ничего не знают о лекарственных свойствах растений, но чисто инстинктивно выбирают такие растения, когда испытывают недомогание.

Рис. 3.16. Ирак, Шанидар IV. Полевая документация этого комплекса оставляет желать лучшего. Края могильной ямы (если это – намеренное захоронение) не прослежены. Большая часть черепа, кости плечевого пояса, тазовые кости и голени отсутствуют. Как без черепа можно было определить, что это неандерталец, – неясно (по: Leroi-Gourhan, 1999).
							<i>(<b>Прим. Редактора портала</b>: на самом деле определить, что это неандерталец, конечно можно.  Тем более что у Шанидар IV присутствует нижняя челюсть).</i>
Рис. 3.16. Ирак, Шанидар IV. Полевая документация этого комплекса оставляет желать лучшего. Края могильной ямы (если это – намеренное захоронение) не прослежены. Большая часть черепа, кости плечевого пояса, тазовые кости и голени отсутствуют. Как без черепа можно было определить, что это неандерталец, – неясно (по: Leroi-Gourhan, 1999).
(Прим. Редактора портала: на самом деле определить, что это неандерталец, конечно можно. Тем более что у Шанидар IV присутствует нижняя челюсть).

Неандерталец, скончавшийся в пещере Шанидар, мог незадолго до смерти съесть некоторое количество целебных трав, но они ему не помогли. Конечно, это не более, чем догадка, но по степени своей обоснованности она мало отличается от гипотез о ритуальных захоронениях. К тому же точность и четкость документации данного скелета оставляет желать лучшего (рис. 3.16).

Похоже, что оппонентов у идеи ритуальных захоронений неандертальцев не меньше, чем ее сторонников, причем в данном случае среди приверженцев и критиков не заметно подразделения по причастности к той или иной специализации.

Известный археолог акад. А. П. Окладников был активным сторонником "бесспорности" того, что у неандертальцев существовал погребальный ритуал, отражающий религиозно-магические представления (Окладников, 1952, с. 159-180). Не менее известный этнограф С. А. Токарев склонялся к тому, что в "захоронениях" неандертальцев "... проявлялись, с одной стороны, полуинстинктивная забота о сочлене своей орды, привязанность к нему, не исчезающая с наступлением смерти, с другой – полуинстинктивное стремление избавиться от гниющего трупа" (Токарев, 1986, с. 28).

Близкого мнения придерживался археолог А. Л. Монгайт, хотя и допускал, что в некоторых случаях (Регурду, Драхенлох, Петерсхёле и др.) можно думать о намеренных ритуальных действиях (Монгайт, 1973, с. 125 – 126).

Неритуальное объяснение захоронений в Ля Шаппелль-о-Сент и Ля Ферраси предложил Р. Гарджетт (Калифорнийский университет, Беркли). В условиях грота, углубление, "в котором лежали кости, могло возникнуть в результате воздействия воды на известняковый пол пещеры. Если бы ослабевший неандерталец залез в небольшую пещерку и умер там, естественно сформировавшиеся отложения чем-то напоминали бы могилу" (Gardjett, 1989). Примерно половина участников дискуссии по статье Р. Гарджетта поддержали автора.

Почти теми же словами высказался о неандертальских "захоронениях" антрополог Ян Тэйтерсал из Колумбийского университета и Американского музея естественной истории: "…для неандертальцев это могло быть не более чем эмоциональное выражение горя, или просто средство избавления от мертвого тела, или способ избежать визитов гиены… особое значение имеет тот факт, что ни в одном из известных погребений неандертальцев нет ничего, что можно было бы с уверенностью интерпретировать как "могильные предметы"… и если в "захоронении" неандертальца находится какой-либо артефакт или кость животного, то подобные предметы в большом количестве находятся и на самой неандертальской стоянке. Скорее да, чем нет, что такие предметы попали в углубления случайно в процессе их заполнения" (Tatersall, 1999, с. 167).

Рис. 3.17. Каннибализм. Картина чешского художника Зденека Буриана, на которой запечатлены неандертальцы-каннибалы, пожирающие труп своего соплеменника, а, может быть, иноплеменника.
Рис. 3.17. Каннибализм. Картина чешского художника Зденека Буриана, на которой запечатлены неандертальцы-каннибалы, пожирающие труп своего соплеменника, а, может быть, иноплеменника.

В повторяющихся из публикации в публикацию примерах "ритуальных захоронений" неандертальцев нет и, пожалуй, никогда не будет полной уверенности в достоверном "прочтении" первичных археологических данных. Например, Тешик-Таш считается несомненно намеренным захоронением с определенным ритуалом (рога козлов). Эта интерпретация долгие годы поддерживалась высоким авторитетом А. П. Окладникова. Новое рассмотрение исходных данных (Ульрих, 1982; Алекшин, 1992; 1995) оставляет место для сомнений, как в самом факте ритуального захоронения, так и в деталях новой интерпретации.

Так, В. А. Алекшин, посвятивший много времени и сил изучению неандертальских "захоронений", отмечает, что подавляющее большинство из них (120 против 2) найдены не в специально отведенных местах, а в культурном слое стоянок; что кремневые изделия, обнаруженные вблизи останков неандертальцев (за исключением, быть может, находок в Регурду), не имеют строго закрепленных мест относительно скелетов и не образуют стандартных наборов (Алекшин, 1995, с. 26). Большинство скелетов неполны вследствие расчленения неразложившихся трупов кремневыми орудиями. Это, в основном, относится к раннему мустье, и по этому поводу есть интересная публикация Ф. Ле Мор под красноречивым названием "Каннибализм или погребальный обряд" (Le Mort, 1988, p. 46 – 49). Для большей выразительности автор использовала иллюстрацию чешского художника З. Буриана, известного своими живописными реконструкциями жизни первобытных людей, который изобразил неандертальцев из грота Крапина (Сербия), пожирающих расчлененный на куски труп своего соплеменника или иноплеменника (рис. 3.17).

Методы современной трасологии позволили среди множества царапин и погрызов на беспорядочно распространенных по культурному слою человеческих костях (Крапина, Мартийак, Анги) вычленить следы от кремневых орудий, которыми мясо срезалось с костей, а также следы огня. При объяснении этих наблюдений, Ле Мор занимает осторожную позицию, допуская и каннибализм, и двухэтапный погребальный обряд, при котором, как это, например, наблюдалось у североамериканских индейцев, кости перед погребением очищались от мяса и хоронились в могиле. Однако можно возразить, что кости индейцев были найдены в могиле, а не в культурном слое. Трудно себе представить такой погребальный обряд, при котором кости людей оказываются перемешанными с костями животных и другими остатками.

Рис. 3.18. Кроманьонцы (Homo sapiens sapiens) Графическая реконструкция облика людей по черепам, найденным в Кро-Маньон (работа М. М. Герасимова). Черепа по всем показателям соответствуют современному человеку: прямой лоб, отсутствие надбровных дуг, высокий свод черепа, резко выступающий подбородок и небольшая высота лицевой части. Объем черепной коробки превышает 1400 куб. см, рост некоторых особей достигает 190 см.
Рис. 3.18. Кроманьонцы (Homo sapiens sapiens) Графическая реконструкция облика людей по черепам, найденным в Кро-Маньон (работа М. М. Герасимова). Черепа по всем показателям соответствуют современному человеку: прямой лоб, отсутствие надбровных дуг, высокий свод черепа, резко выступающий подбородок и небольшая высота лицевой части. Объем черепной коробки превышает 1400 куб. см, рост некоторых особей достигает 190 см.

В позднем мустье ситуация как будто бы меняется, и полные скелеты встречаются чаще расчлененных. Однако преобладающая часть таких скелетов относится к Палестине, где обитал "атипичный" неандерталец. Что до скелетов с горы Кармел (Схул, Кафзех, Табун), которые В. А. Алекшин считает неандертальцами, то сейчас их относят к архаичным сапиенсам (Козинцев, 1993; Зубов, 1999, с. 69). Приведя достаточно объективные факты, В. А. Алекшин все же приходит к выводу, который этим фактам противоречит: "в среднем палеолите существовали обрядовые действия с телами умерших" (Алекшин, 1995, с. 26). Вряд ли такой вывод можно считать достаточно обоснованным.

В итоге, можно сказать, что вопрос о погребальном ритуале и вообще о ритуально-мифологическом мышлении у неандертальцев и, особенно, у их европейской ветви, пока ещё остаётся более, чем спорным, а несомненно достоверные находки преднамеренных захоронений по определенному обряду появляются только в эпоху верхнего палеолита (Мальта, Сунгирь и др.), но это были уже современные люди, которых археологи называют кроманьонцами.

Рис. 3.19. Кроманьонец. Живописная реконструкция внешнего облика кроманьонца, т. е. человека современного антропологического типа (З. Буриан).
Рис. 3.19. Кроманьонец. Живописная реконструкция внешнего облика кроманьонца, т. е. человека современного антропологического типа (З. Буриан).

Название происходит от скального навеса Кро-Маньон в деревне Лез-Эйзи де Тайяк на юге Франции в департаменте Дордонь. Здесь, около  железнодорожной станции в 1868 г. были найдены 5 человеческих скелетов, с черепами, которые Э. Ларте (рис. 1.25) идентифицировал как Homo sapiens sapiens. Позднее М. М. Герасимов сделал по этим черепам графическую документальную реконструкцию (рис. 3.18), а чешский художник Зденек Буриан – художественную (3.19).

Кроманьонцы уже ничем не отличались от нас. И, если представить себе, что в нашу среду каким-то волшебным образом попал бы младенец-кроманьонец, то при обычном современном воспитании, он бы рос и развивался совершенно неотличимым от детей нашего времени. Так на протяжении примерно двух миллионов лет наш далекий эволюционный предок Homo habilis превратился в современного человека. При этом эволюция не всегда была медленной и постепенной, а, по крайней мере, трижды в ней происходили качественные сдвиги: впервые между австралопитеками и гомо, потом – между хабилисом и эректусом, а затем – между неандертальцем и кроманьонцем.

Можно долго перечислять, какими свойствами и физическими особенностями современный человек отличается от своих эволюционных предков. Но главное отличие состоит не столько в нём самом, сколько в той среде, которую он создал для своего в ней существования. Все наши предки были частью природы и вряд ли осознавали себя вне природной среды. В современном человеке Природа осознала самое себя, в результате чего начала складываться параллельная среда – Культура или по В. И. Вернадскому – ноосфера, т. е. сфера разума.

Очень важными первоначальными составными частями культуры являются такие, чисто человеческие феномены, как искусство и членораздельная речь. При этом искусство имеется в виду в широком смысле, включая музыку, танец, театр, фольклор и т. д. Таким образом, можно говорить, что Природа является энергетическим полем для человека, а Культура – это его информационная среда или информационное поле.

Дальше: Когда и как возникло искусство?

11 февраля - Ученые Против Мифов в Петербурге

Интересно

Для пополнения и проверки словаря жестов у шимпанзе, обучающихся языку ASL, обычно используют фотографии. Если предмет снят на ярко окрашенном фоне, шимпанзе при предъявлении им фотосним­ка часто «называют» не предмет, а цвет фона... Гарднеры обнаружили также, что их обезьяны гораз­до легче распознают на фотографиях сня­тые зимой голые стволы и ветви деревьев или «рождественскую елку» на фоне неба, чем деревья, покрытые пышной летней ли­ствой.

Джейн Гудолл. Шимпанзе в природе: поведение. М., «Мир», 1992 г.

Catalog gominid Antropogenez.RU