English Deutsch
Новости
Мир антропологии

Так ребенку или жеребенку принадлежал фрагмент черепа из Орсе?

Фрагмент из книги:
Становление и первоначальное расселение рода HOMO
Становление и первоначальное расселение рода HOMO

Книга известнейшего российского антрополога. Становление древнейшего человека и его опыт как "первооткрывателя" всех земель ойкумены - центральная тема данной книги. Монография рассчитана на широкий круг читателей.

От Редактора: Публикуем несколько страниц из новой книги известнейшего российского антрополога. Речь пойдет об  антропологической находке, вызвавшей несколько лет назад бурные споры. Еще бы: ведь от того, к какому виду живых существ будет отнесена данная находка, зависит дата древнейшего посещения Европы человеком... По мнению Редакции, данная история - очень наглядная иллюстрация тезиса о тонкости "грани между человеком и животным" (напомним, что это - тема первого заседания Клуба "АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ")....

Фрагмент VM-0 из Орсе.
					Источник:  Campillo D. et al. An occipital crest in an infant cranium from the Roman necropolis of Francolí (Tarragona, Spain): implications to the interpretation of the Orce skull. Rev. Esp. Antrop. Fís. (2006) 26: 95.
Фрагмент VM-0 из Орсе.
Источник: Campillo D. et al. An occipital crest in an infant cranium from the Roman necropolis of Francolí (Tarragona, Spain): implications to the interpretation of the Orce skull. Rev. Esp. Antrop. Fís. (2006) 26: 95.

«Проблема присутствия древних гоминин в Европе в нижнем эоплейстоцене и их видовая идентификация являются предметом острейшей дис­куссии в области теории антропогенеза в конце XX и начале XXI века. В области антропологии имеющиеся данные, по мнению многих иссле­дователей, в настоящее время не дают возможности определенно судить о «первых европейцах», хотя краниологический материал позволяет предположить, что первоначальное проникновение последних в Европу имело место в отдаленную эпоху. Об этом науке было известно уже в начале XX века, когда в 1907 году была найдена челюсть гейдельбергского человека, которую долгое время датировали началом миндельского оледенения или эпохой гюнц-миндельского межледниковья (нижний плейстоцен, 500 тыс. лет). Эта находка считалась древнейшим свидетельством пребывания че­ловека в Европе. В последние годы наметилась тенденция к «удревнению» мауэровской челюсти до 700 тыс. лет (Czarnetzki, et at., 2003). Открытие останков ископаемых гоминин в Испании (Гран Долина) и Италии (Чепрано) дало возможность еще более углубить датировку «древнейших евро­пейцев» и создать более определенное представление о вероятном начале колонизации нашей части Света — 700-800 тыс. лет назад (гюнц-верхний виллафранк), т.е. самый конец эоплейстоцена (по данным Я.Я.Рогинского, ук. соч.. 1977). На данный момент это — принятая у антропологов дата первоначального заселения Европы. Дата, как мы видим, существенно бо­лее поздняя по сравнению со временем колонизации Африки и Азии и не выходящая за пределы 1 млн. лет. Но ведь по археологическим материа­лам колонизация (либо посещение) Европы гомининами, по мнению ряда исследователей, происходила еще в нижнем эоплействоцене и была т.о. частью «великого исхода» гоминин из Африки практически вскоре после становления рода Homo и начала периода его жизни и миграций «out-o[-Africa». В связи с этим нетрудно понять, какое принципиальное значение имеют костные остатки европейских гоминин, возраст которых превышал бы 1 млн. лет. Поэтому в предлагаемой работе прежде всего уделяется внимание предположительно древнейшей находке, вызвавшей острую дискуссию в среде антропологов в конце прошлого и начале нашего века.

Речь идет о фрагменте черепа VM-0, найденном в плио-плейстоценовых отложениях в районе Вента Мисена (Орсе, Гранада, Испания).

Древность находки — 1,65 млн. лет (палеомагнитный метод), что по принятой в данной статье схеме соответствует самому началу нижнего эоплейстоцена (нижний виллафранк). Фрагмент описан группой испанс­ких палеонтологов во главе с X. Джибертом в 1983 году и определен как Homo sp. (Gibert et al., 1983). С тех пор группа X. Джиберта последова­тельно отстаивает свой вывод о принадлежности находки к роду Homo {Gibert & Palmqvist, 1995; Gibert et al., 1986; Gibert et al., 1998;).В этом случае снова ярко проявилась общая ситуация с противостояни­ем в науке сторонников «короткой» либо «долгой» хронологии, когда какая-то единственная новая находка могла бы решить вопрос в пользу тех или иных, как в случае, описанном В. Роебрексом. Если бы группе X. Джиберта удалось доказать правильность своей позиции, описывае­мый фрагмент стал бы считаться прямым древнейшим свидетельством пребывания человека в Европе. Однако, как мы увидим ниже, это ока­залось не просто.

Кроме VM-0 в районе Орсе были найдены два фрагмента плечевых кос­тей (VM-1960 и VM-3691) и часть зуба (Барранко Леон, BL5-0), но ни один из них не был признан в научных кругах как достоверный объект, от­носящийся к ископаемому человеку (Martinez-Navarro et al., 2003). По­добную же оценку получили плохо сохранившиеся фрагменты плечевых костей из карстовой пещеры Куэва Викториа — CV-1 и CV-2 (древность приблизительно 1 млн. лет). Из этой серии только находка, обозначенная CV-0, кость фаланги пальца стопы, привлекла большее внимание специа­листов, но и она, в конце концов, не была признана частью скелета чело­века. Специальное сравнительно-анатомическое исследование показало, что найденная кость принадлежала ископаемой обезьяне Theropithecus oswaldi — единственному достоверно идентифицированному примату из раскопок в районе Орсе (Martinez-Navarro et al., op. cit.), по костным остаткам которого делается вывод о плио-плейстоценовых связях между Африкой и югом Европы. Дискуссия по материалам Орсе свелась т.о. к детальному анализу (морфологическому, биомолекулярному, фракталь­ному) одного фрагмента черепа — VM-0.

VM-0 представляет собой небольшой участок свода черепа, включаю­щий две неполные теменные кости и часть затылочной (или интерпарие­тальной). Просматриваются сагиттальныйРасположенный относительно тела в направлении спереди назад. и лямбдовидный швы, хорошо очерчена область лямбды. Вопрос о наличии или отсутствии венечного шва (sutura coronalis) остался открытым. Рисунок швов довольно сложен, имеются «пальцевые вдавления» (impressiones digitatae). Индивидуаль­ный возраст по шкале гоминин — 5-6 лет, по шкале эквид — 3-9 мес.

В дискуссии прежде всего приняли участие испанские палеонтологи. За период с 1983 г. по настоящее время было опубликовано множество работ, значительная часть которых, к сожалению, осталась за пределами общедоступных, известных журналов. Сам по себе предмет спора может, на первый взгляд, показаться по меньшей мере странным: идет ли речь о человеческом черепе или о черепе лошади. Однако, мы не найдем ниче­го удивительного в такой постановке вопроса, если примем во внимание многочисленные черты сходства в разных отделах скелета всех млекопи­ающих. Антропологам, можно сказать, «не повезло», что находка пред­ставлена именно этой частью черепа. Поэтому спор стал разворачиваться в направлении углубления в «мелочи». В течение ряда лет после открытия VM-0 многие исследователи сходились во мнении, что перед ними — фраг­мент человеческого черепа, хотя некоторые сомнения все же возникали (Gibert, Agusti, Moya-Sola, 1983; Gibert, Palmqvist, 1995). В конце 80-х годов, а особенно после 1995 г. взгляды палеонтологов резко разошлись, причем, как это часто бывает, образовались два противоположных «ла­геря» участников дискуссии: один из них возглавил X. Джиберт, отста­ивающий, как всегда, заключение о принадлежности рассматриваемого фрагмента к гомининам, а лидером противоположной группы стал испан­ский палеонтолог С. Мойа-Сола, считающий VM-0 частью черепа лошади. Первая работа, в которой рассматриваемый фрагмент отнесен к эквидам, что положило начало дискуссии, была опубликована в 1987 г. (Agusti & Moya-Sola, 1987). Группа X. Джиберта еще более активизировала свою деятельность в поисках надежных доказательств «гомининной» гипоте­зы VM-0 с помощью новых, современных средств. X. Джиберт и П.Палмквист (Gibert & Palmqvist, 1995) предприняли попытку решить вопрос с помощью фрактального анализа швов, довольно хорошо сохранив­шихся на фрагменте Орсе. Для оценки сложности сагиттального и лямбдовидного швов была привлечена программа «Fractal D», в которой ис­пользуется в качестве основного показателя т.н. фрактальный размер D, характеризующий число изгибов, отклонений и ответвлений линии шва. Для сравнения взяты черепа различных приматов (гоминины, понгиды, церкопитековые), а также других млекопитающих (эквиды и жвачные). Исследователи пришли к выводу, что фрактальный размер VM-0 входит в размах вариаций детских черепов как современных, так и плио-плейсто­ценовых гоминин: у экземпляра Орсе D= 1,058, у современных и древних гоминин — 1,047-1,173. Сложность швов у молодых понгид и церкопитековых, а тем более — у эквид и жвачных выходит за пределы данного размаха изменчивости (эквиды — 1,249-1,374). Авторы делают заключе­ние, что фрагмент Орсе VM-0, весьма вероятно, принадлежал ребенку Homo sp.

Казалось бы, картина проясняется. Однако, уже в следующие годы один из двух участников описанного выше эксперимента П.Палмквист пересмотрел полученные результаты и резко изменил свое отношение к проблеме, заявив, что проведенный анализ базировался на упрощенном, а следовательно — ошибочном, исходном рисунке. В итоге этот исследо­ватель полностью отказался от «гомининной» трактовки VM-0 и признал, что изучаемый фрагмент представляет собой часть черепа животного, от­носящегося к семейству эквид (Palmqvist, 1997). В том же году С. Мойа-Сола и М. Келер опубликовали в журнале Human Evolution (1997, № 33) статью под названием «Череп Орсе: анатомия ошибки», в которой авторы опровергают доводы оппонентов и делают вывод, что речь идет о части че­репа обыкновенной лошади Equus altidens (Moya-Sola & Kohler, 1997). При этом отправным пунктом работы является убеждение, что фрагмент Орсе достаточно полон для общепринятого подхода на базе сравнитель­ной морфологии и не требует дополнительных сложных методов анализа.

Авторы статьи выражают несогласие с оппонентами по ряду вопросов:

1. группа X. Джиберта считает, что на изучаемом фрагменте отсутс­твует венечный шов; ответ: этот шов имеется как на внешней, так и на внутренней поверхности черепа и хорошо виден;

2. морфология внутренней поверхности черепной крышки типична для ребенка современного человека; ответ: внутренняя морфология VM-0 нетипична для гоминин, но обычна для многих других млекопитающих;

3. швы имеют простую структуру зубцов, как обычно у ископаемых гоминин; ответ: это утверждение неверно — швы VM-0 сложнее, как по­казал П.Палмквист (1997 г.);

4. структура внутреннего сагиттального шва не опровергает «гомининную» гипотезу принадлежности находки к гомининам; ответ: внутрен­ний сагиттальный шов, сравнимый с Орсе, исследователи не встретили ни на одном человеческом черепе.

В перечисленных пунктах дискуссии между группами С. Мойа-Сола и X. Джиберта наиболее важным моментом является вопрос о наличии или отсутствии венечного шва. Если этот шов имеется, то дальнейший спор, включая ссылки на самые современные методы, теряет смысл: тогда фраг­мент без сомнения относится к эквидам, т. к. на экземпляре Орсе расстоя­ние между лямбдой и предполагаемым венечным швом равно только 4 см., что для человеческого черепа исключается, а для эквид является нормой. Однако, и в этой ситуации нельзя констатировать быстрое и надежное ре­шение задачи, т. к. наличие венечного шва на VM-0 нужно еще доказать, убедив оппонентов из группы X. Джиберта. Фотография фрагмента VM0, приведенная в цитированной работе С.Мойа-Сола и М.Келера (op. с'й. р.94, fig. 2) дает возможность подумать над этой проблемой. В передней части фрагмента имеется несколько разломов, один из которых проходит как раз там, где можно ожидать увидеть венечный шов. Исследователи из группы X. Джиберта высказали в связи с этим мнение, что их оппоненты принимают за шов обыкновенный разлом. В ответ на замечание, что по краям разлома в некоторых местах имеются характерные зубцы Х.Джиберт утверждает, что это — «кортикальные чешуйки» (Gibert et al., 1989). Отвечая оппонентам, высказавшим предположение о возможной облите­рации шва (тогда частично нейтрализуется тезис о нечеткой видимости зубцов), группа X. Джиберта приводит следующее возражение: у эквид внешний венечный шов зарастает последним, так что если бы фрагмент принадлежал лошади, венечный шов не был бы облитерирован в то вре­мя как внешний сагиттальный шов еще не несет признаков облитерации (Gibert et al., 1998). В итоге эти исследователи заявляют: «ни непосредс­твенные наблюдения, ни рисунки, ни рентгеновские снимки не обнару­живают никаких намеков на венечный шов» (Gibert et al., 1998, p.211). Представленная аргументация кажется весьма весомой, однако она не перечеркивает всех сомнений относительно наличия и положения венеч­ного шва. Если мы теперь обратимся к упомянутой фотографии, приве­денной в работе Мойа-Сола — Келера (op. с'й,1997), то придем к выводу, что участники дискуссии по-разному трактуют структуру венечного шва на VM-0: сторонники «эквидной» гипотезы, уверенные в реальности этого шва, не утверждают при этом, что он точно совпадает с линией разлома, (существование последнего признается обеими сторонами). На приведен­ной в рассматриваемой статье фотографии черными стрелками показано вероятное положение шва, который на правой стороне виден достаточно четко, причем без признаков облитерации, а на левой — частично «пог­лощен» разломом и представлен лишь небольшими отрезками. Во всяком случае, так себе представляют данную морфологическую структуру приверженцы «эквидной» гипотезы. Противоположная сторона сосредоточи­ла критику на характере большого разлома, подчеркивая некорректность его отождествления с венечным швом, хотя, впрочем, он мог в какой-то мере определить направление разлома post-mortem. Таким образом, по данному важному пункту дискуссии пока нет единства взглядов.

На внешней и внутренней поверхности участка затылочной кости име­ется небольшой, но довольно высокий (5,5 мм) сагиттальный гребень, пе­ресекающий лямбду. Группа X. Джиберта считает этот признак характер­ным для гоминин, тем более, что на черепе африканского Homo ergaster KNM-ER 3733 такой гребень также имеется и достигает лямбды. В то же время даже эта группа исследователей признает, что данное образование может быть сравнимым с передним отрезком костного апофизаОтросток кости вблизи эпифиза. Как правило, к апофизам крепятся мышцы., описанно­го Sisson-Gossman у эквид, хотя преданном возрасте лошади сравнивать описываемую область черепа с аналогичным морфотипом затылочной кос­ти гоминин, по мнению X. Джиберта, затруднительно.

Специальному морфологическому анализу была подвергнута величина лямбдоидного угла на фрагменте Орсе, причем угол оказался равным 105°, т.е. входит в размах изменчивости этого признака у гоминин (90-160°), но надо учесть, что величина данного угла варьирует в очень широких пределах и, в частности, у эквид диапазон изменчиваости равен 66-143о и, следовательно, включает размер, полученный для VM-0. При такой тррансгрессии данный признак не может быть использован для анализа систематического положения Орсе.

При раскопках в Вента Мисена была найдена правая теменная кость лошади Equus granatensis. На этом черепном фрагменте четко видны сагиттальный, лямбдоидный и вечечный швы, а также impressiones digitates. Х. Джиберт с коллегами отмечают, что этот фрагмент очень сильно отличается от VM-0 и может послужить прямым доказательством принадлежности последнего к гомининам. Но отличие от какого-то вида эквид не может снять все перечисленные выше возражения сторонников эквидной гипотезы.

Приведенный выше обзор дискуссии по морфологическим показаталям фрагмента VM-0 показывает, что тщательный анализ структуры этой находки дает противоречивые результаты и не позволяет ни одной из сторон придти к общепризнанным выводам, не вызывающим сомнений. Учитывая это, группа Х. Диберта прибегла к качественно новым приемам анализа – биомолекулярному исследованию находки. Этот этап работы  мог бы оказаться решающим, если бы ДНК и белки идеально сохранялись в ископаемых образцах, по древности сравнимых с VM-0. Но, по словам самих авторов, в этом случае сохраняется только малая часть необходимого для анализа материала. Однако, палеонтологам удавалось получить полезную информацию о находках, еще более древних (до 8 млн. лет, датировка остатков ископаемых обезьян Пакистана). При исследовании фрагмента Орсе применены два метода: связанный с белками имунносорбентный анализ и т.н. RIA (radioimmunoassay). Оба зафиксировали наличие белка в VM-0. Лаборатория Калифорнийского университета в Сан-Франциско (UCSF) обнаружила «человеческий» коллаген и трансферрин в этом образце. Исследовательская группа  Гранада нашла «человеческий» иммуноглобулин в образцах VM-1960 и VM-3681. Ни одна группа не получила белковых реакций в костных фрагментах из Куэва Виктория (CV-1 и CV-2). Результаты т.о. были обнадеживающими, но, наряду с ними, та же группа UCSF объявила об обнаружении «человеческих» альбуминов в одном из ископаемых образцов, бесспорно относящихся к эквидам. Такого результата никто не ждал, т.к. было уделено очень большое внимание, чтобы избежать разного рода загрязнений (от человеческих рук, волос). Это послужило для некоторых участников эксперимента поводом к разочарованию. После данного эпизода П.Палмквист еще дальше отошел от группы Х.Джиберта и стал ее активным оппонентом в отношении VM-0.

В районе Вента Мисена имеются большие скопления ископаемых костей животных, но только три фрагмента, рассмотренных выше, из 15 тысяч расцениваются некоторыми специалистами как остатки гоминин. Как мы видим, в этом вопросе трудно добиться полной ястности. Особенно много усилий было приложено группой Х. Джиберта для доказательства гомининной природы VM-0. Был использован обширный материал (311 рентгенограмм, 735 человеческих черепов и 72 черепа лошадей 6 видов), проведены фрактальный и биомолекулярный анализ. Однако, подводя итоги столь многостороннего исследования, Х. Джиберт с коллегами делают довольно скромное заключение, что изученная находка, вероятно, относится к гомининам (Gibert et al. op. cit., 1998, p. 216), т.е. вывод не отличается от формулировки, которая завершает описание фрактального анализа, опубликованное в 1995 г. (Gibert & Palmqvist, op. Cit. 1995).

По словам испанского палеонтолога Б. Мартинеса-Наварро, противостояние групп исследователей нескольких ископаемых находок  в юго-восточной Испании  (Орсе и Куэва Викториа) сильно запутало дискуссию ученых и «сделало сомнительной гипотезу раннего заселания человеком этого региона»... (Martinez-Navarro et al., op. cit., 2005, p. 517).

 

Источник: А.А.Зубов. Становление и первоначальное расселение рода Homo. СПб.: Алетейя, 2011 г., c. 117-123.


Интересно

Летом 1977 г. в Институте экспериментальной патологии и терапии АМН СССР доктор медицинских наук Н.П. Гончаров и сотрудники его лаборатории были изумлены, когда после очередного взятия крови из вены огромный самец-павиан, видя, что лаборантка не торопится вытереть ему тампоном уколотое место, взял вату и сам вытер кровь.

Источник: Э.П.Фридман Э.П. Приматы. – М.: Наука, 1979 г.,  с. 161.

Catalog gominid Antropogenez.RU