English Deutsch
Новости
Мир антропологии

Как распознать отщеп?

Люди, не знакомые с археологией, часто задают нам вопрос: «А как вы можете определить, что этот камень действительно побывал в руках человека, что это изделие, а не просто галька, катившаяся в водном потоке и потому оббитая, или осколок камня, лишь своей формой случайно напоминающий орудие?»

Три каменных отщепа, наглядно показывающие приемы преднамеренного раскалывания камня. Слева орудие — из Аравийской пустыни (Египет), средний экземпляр — из Королево (Украина), справа — из Туткаула (Таджикистан).
Три каменных отщепа, наглядно показывающие приемы преднамеренного раскалывания камня. Слева орудие — из Аравийской пустыни (Египет), средний экземпляр — из Королево (Украина), справа — из Туткаула (Таджикистан).

На этот вопрос профессионал-археолог может ответить: «Определить несложно, особенно если перед нами несколько изделий каменного века. Существует также немало описаний в научных и популярных книгах, которые помогают предста­вить, чем настоящее изделие каменного века отличается от простого камня, расколотого природой».

Наиболее распространенным изделием рук человеческих или, как сейчас принято говорить в науке, артефактом, явля­ется отщеп. Отщеп — это преднамеренно сколотый первобыт­ным человеком осколок камня, или скол (в этот термин вкла­дывается понятие — искусственно снятый, т. е. сколотый, обло­мок камня).

Вот перед нами три отщепа. Один отщеп происходит из Аравийской пустыни, его поднял с поверхности, покрытой щебнем и черной от пустынного загара галькой, геолог В. Н. Бу­данов около черного вулканического конуса лавовой породы со звучным названием Эль-Факони. Второй отщеп — из Закар­патья, он добыт при изучении замечательного археологическо­го памятника Королево на берегу реки Тисы. Третий отщеп происходит из культурного слоя огромного неолитического поселения Туткаул, которое сейчас лежит под трехсотметровой толщей воды Нурекского водохранилища в Южном Таджи­кистане.

Возраст первого отщепа условно определяется в 250— 200 тыс. лет, второй имеет еще более почтенный возраст — 400 тыс. лет, а третий по сравнению с ними совсем молодой — каких-то 6 тыс. лет тому назад его сделала рука неолитического человека. Таким образом, все три находки  отделены друг от друга друга дистанцией в тысячи километров и сотнями тысяч лет во времени.

И материал у этих отщепов разный — в одном случае это порфир, во втором — андезит, в третьем — магматическая по­рода. И вместе с тем у всех трех очень много общего. У всех трех образцов мы видим с одной стороны одинаковое утолщение — так называемую ударную площадку. На ней всегда можно найти точку удара, отколовшего этот отщеп. В первом случае ударная площадка имеет изогнутые очертания, соответствуя краю материнского специально обработанного ядрища, с кото­рого скалывали отщеп,— нуклеуса, а на ее поверхности — сле­ды мелких снятий, выравнивающих край нуклеуса перед ска­лыванием. Подобный тип площадок носит название подправ­ленных площадок.

Площадка второго отщепа называется двугранной, потому что у нее посредине имеется ребро, от которого и отходят два ската — две грани. А третья площадка, принадлежащая само­му молодому по возрасту отщепу,— гладкая, без следов под­правки.

В разное время, далеко друг от друга и разной рукой сняты три лежащих перед нами отщепа, а ударные площадки видны у всех трех.

Первый признак преднамеренного скалывания — наличие ударной площадки.

Но этот признак не единственный. Отщеп, естественно, имеет две плоскости. Одну в советской археологической литературе называют спинкой (дорсальной стороной, или дорсалом — это уже перенесение иностранного термина в нашу терминологию), вторую — брюшком (вентраль­ной стороной, или вентралом). Спинка — это бывшая поверх­ность нуклеуса, т. е. куска породы или гальки, являющихся основой, с которой скалывается отщеп. Такой же она была до того, как первобытный человек нанес удар отбойником (другим камнем, специально для этой цели подобранным), чтобы от массы ядрища отделить рассматриваемый нами отщеп. Поверхность нуклеуса предварительно специально обрабаты­валась, как правило, с него убиралась поверхностная (галеч­ная или желвачная) корка, а поверхность выравнивалась дополнительными сколами. Это делалось затем, чтобы можно было отделить относительно узкий и плоский отщеп, а первым ударом из-за неровностей поверхности сделать это было очень трудно. Следы этих сколов прослеживаются на всех трех экземплярах.

Это и есть второй, очень важный признак отщепа — следы выравнивания поверхности ранее сделанными сколами.

Спинка (дорсал) отщепа может быть разной: в одном случае имеется один продольный скол, в другом — два, в третьем сколы сде­ланы с разных направлений, иногда располагаясь в беспорядке, иногда сходясь к одной точке.

Следующий, третий признак мы увидим, если перевернем все три наши отщепа. К ударной площадке примыкает выпук­лость, которая возникает в точке удара. Это ударный буго­рок, или бюльб. Выпуклость ударного бугорка различна, но он присутствует у всех преднамеренно снятых отщепов.

Имеются еще два менее выраженных признака. Это метка от удара — выщербленность или разможженность в той точке, на которую опустился отбойник, и ударные волны, расходящие­ся на поверхности брюшка. Они особенно хорошо видны на кремневых отщепах.

Сочетание всех пяти признаков или трех первых, а в исклю­чительных случаях присутствие даже одного, но достаточно хорошо выраженного признака, позволяет археологу, где бы он ни работал — в Восточной Европе, на Кавказе, в Сибири, в Австралии или Северной Африке, безошибочно отделить преднамеренно сделанный скол от камня, расщепленного теми или иными природными силами. Кроме того, отщепы с призна­ками преднамеренного скалывания в большом количестве находят на первобытных стоянках в культурном слое — в скоп­лении кухонных остатков, костяных орудий и поделок из кости, очагов. Это бесспорные признаки жизни первобытных людей. Совершенно ясно в данном случае, что и отщепы — дело человеческих рук.

Отщепы в большом количестве также получены эксперимен­тально специалистами, моделирующими процесс раскалывания камня с целью получения заготовок, годных для изготовления орудий — отщепов.

Отщепы, которые иногда называют «стружкой каменного века», и пластины составляют вместе заготовки, которые затем использовали для изготовления орудий. Пластина обычно определяется как скол, длина которого по меньшей мере в два раза превосходит его ширину. При этом оговаривается, что пластина должна иметь правильные очертания и быть относительно пропорциональной, с ровной спинкой и сравнительно тонким сечением.
 

Ранов В.А., Древнейшие страницы истории человечества, М., «Просвещение», 1988 г., с. 9-12.


Интересно

При применении радиоуглеродно­го метода возможны ошибки. Поэтому одна изолированная дата, полученная с его помощью, не может служить основой для серьез­ных историко-археологических выводов («одна дата — не дата»). Только проверка одних дат другими, полученными в разных лабо­раториях и на разных материалах, только наличие серий соответствующих друг другу радиоуглеродных дат, подкрепленных стра­тиграфией палеолитических памятников, позволяет считать их с большой вероятностью правильными и строить на этом выводы.

Борисковский П.И. Древнейшее прошлое человечества. М., Издательство «Наука», 1980 г., с. 15.

Catalog gominid Antropogenez.RU