English Deutsch
Новости
Достающее
звено

Примеры «периферийных» групп: полинезийцы, айны, ведды...

Фрагмент из книги:
Достающее звено
Достающее звено

Специально для портала "Антропогенез.РУ". 
Авторский проект С.Дробышевского.  Электронная книга даст читателям базовую информацию о том, что известно современной науке о древней родословной человека.

Классические примеры действия "эффекта основателя" изучены на примере полинезийцев. В их облике часто усматривают "протоморфные" черты, которые якобы достались им от "недифференцированных" протомонголоидов, смешавшихся с меланезийцами. Однако, насколько сейчас известно, Полинезия была заселена довольно поздно, чуть более двух тысяч лет назад...

Полинезиец и полинезийка.
						Лекционные плакаты кафедры антропологии биофака МГУ.
Полинезиец и полинезийка.
Лекционные плакаты кафедры антропологии биофака МГУ.

В это время Юго-Восточная Азия уже была занята преимущественно южными монголоидами, к тому же земледельцами; государства Китая, воевавшие друг с другом и с южными соседями, вынуждали массу племён сдвигаться на юг. Среди них, особенно на краях ареала, сохранялось разнообразие, бывшее следствием былой разнородности охотников-собирателей. Надо сказать, оно сохраняется и поныне, например, среди гаошань Тайваня, разные группы которых в соседних долинах капитально отличаются друг от друга. Какие-то из многочисленных азиатских групп, вероятно, крайне немногочисленные, были вытеснены волнами "великого азиатского переселения народов" ещё дальше – совсем в океан. Они вынесли с собой один из вариантов материкового разнообразия, изменившийся впоследствии под влиянием метисации с меланезийцами. Можно ли считать, что полинезийцы "сохранили древний тип"? То же говорится и про гаошань. Тысячи лет островной изоляции и существования малочисленных популяций с неоднократными проявлениями эффектов "основателя" и "бутылочного горлышка" говорят скорее за то, что это не древний вариант, а ОДИН из вариантов. Относительное единство полинезийской расы было обеспечено недавним её происхождением от единых предков, так что дифференциация на разных островах не успела зайти далеко.

Впрочем, наличие светлых волос и глаз у некоторых жителей на острове Пасхи, если не является результатом метисации с европейскими моряками, может служить отличным примером действия генетико-автоматических процессов.

Показательно, что практически все полинезийцы (кроме мориори Чатемских островов) были в первую очередь земледельцами и на ряде архипелагов находились на довольно высоком уровне социального развития, дойдя почти до государственного уровня. Это заметно отличает полинезийцев от прочих "периферийных" рас, среди которых обычно поминаются охотники-собиратели. Но для Полинезии всегда важнейшим фактором оставалась географическая разорванность ареала и изоляция отдельных островов друг от друга и всего мира.

Группа айнов в Хоккайдо, Япония.
							Фото: Okinawa Soba
							Источник: http://www.flickriver.com/photos/
							24443965@N08/sets/72157607060944155/
Группа айнов в Хоккайдо, Япония.
Фото: Okinawa Soba
Источник: http://www.flickriver.com/photos/
24443965@N08/sets/72157607060944155/

Не менее классическим примером островной изоляции являются айны и представленная лишь ими айнская (или курильская) раса. Споры о их происхождении ведутся с того времени, как они стали известны в Европе. Своеобразие облика айнов привело к тому, что их относили ко всем "большим" расам, а в последних классификациях чаще рассматривали как "специфическую" расу. Как показывают палеоантропологические исследования, с наибольшей вероятностью айны являются прямыми потомками верхнепалеолитических первопоселенцев Японии. Хотя черепа айнов хорошо отличаются от палеолитических и неолитических дзёмонских, всё же наблюдается отчётливый тренд краниологической изменчивости от людей палеолита к населению раннего дзёмона, от него – к позднему, а от последнего – к айнам. Преемственность достаточно очевидная и до последнего времени лишь слегка нарушалась монголоидной примесью; гораздо больше было айнской примеси среди японцев; впрочем, в XX веке айны оказались капитально ассимилированы японцами – настолько, что в настоящее время "чистой" айнской расы практически не существует. Замечательно, что айны, при их малом ареале и численности, обладают заметным популяционным полиморфизмом, по ряду признаков даже бóльшим, чем у японцев, превосходящих айнов ареалом – в разы, а численностью – на порядки.

Полиморфизм этот обычно игнорируется, хотя хорошо раскрыт в работах японских антропологов.

Таким образом, история айнов – отличный пример хорошо изученной хронологической изменчивости изолированных популяций, среди которых к тому же сложилась незакономерная географическая изменчивость. Незакономерная, потому что причиной её были почти исключительно генетико-автоматические процессы.

Курильская раса иногда числятся среди "протоморфных", но описанные выше изменения, происходившие от палеолита до современности, исключают её "протоморфность" в неменьшей степени, чем для любой "прогрессивной" расы. Иначе бы споры о происхождении айнов не велись более двухсот лет, а черепа из Минатогавы и многочисленных дзёмонских могильников однозначно походили на айнские.

"Протоморфными" айнскими чертами считали прогнатизм, смуглость кожи, сильный рост бороды и усов – "австралоидные" черты. Однако, первые два признака не столь уж резко развиты – не сильнее, чем у некоторых южных европеоидов, а последний явно специализирован, учитывая его максимальную в мировом масштабе выраженность.

Ведд.
								Лекционные плакаты кафедры антропологии биофака МГУ.
Ведд.
Лекционные плакаты кафедры антропологии биофака МГУ.

Генетико-автоматические процессы наверняка явились определяющими при формировании, например, веддоидной и меланезийской рас, особенно учитывая их крайне разорванные островные ареалы. Веддоиды рассеяны мелкими группами в Южной Азии и Индонезии среди групп других расовых типов, почти всегда в тропических лесах. Меланезия представляет собой несколько архипелагов, причём географические преграды могут делить ещё и отдельные острова на части. У меланезийцев крайне выражена также социальная изоляция – даже соседние деревни могут практически не контактировать и не обмениваться брачными партнёрами.

Известны примеры, когда большинство людей в деревне, расположенной в тридцати километрах от побережья, никогда не видели моря, потому что ближе к нему находятся враждебные племена.

Чрезвычайное разнообразие языков – на уровне нескольких больших семей – говорит о значительной древности их расхождения; не исключено, что начало этому процессу было положено ещё во времена охотников-собирателей, живших в условиях крайней нехватки ресурсов, а потому не склонных проявлять снисходительность к соседям-конкурентам.

Меланезийцы.
									Лекционные плакаты кафедры антропологии биофака МГУ.
Меланезийцы.
Лекционные плакаты кафедры антропологии биофака МГУ.

Различие веддоидов и меланезийцев между собой уже говорит о малой доли "протоморфности" в их облике, а описанная логика изменения признаков в малых группах делает вероятность её сохранения ещё меньшей. Любопытно, что и для веддоидов, и для меланезийцев многие исследователи предполагали наличие в древности обширного сплошного ареала: для веддоидов – от Индонезии через Южную и Среднюю Азию вплоть до Египта, где В.В. Бунак усматривал эту расу среди бадарийцев; для меланезийцев – от Индии через Индокитай, Филиппины, Индонезию и Австралию до Тасмании. Но возникает очевидная проблема – гипотетические исходные ареалы обеих рас неизбежно в большей части совпадают; из ситуации приходится выпутываться, предполагая неодновременность миграций. Якобы меланезийцы являются более древним населением (исходя из более южного расселения, а также из сходства с неграми – расистская традиция, идущая из времён рабовладения: все чернокожие – примитивнее), а веддоиды – более поздним, но вытесненным после монголоидами. Такая версия, правда, натыкается на две сложности: во-первых, ареал веддоидов более разорван и фрагментарен, а их численность намного меньше, чем у меланезийцев; во-вторых, большинство веддоидов – охотники-собиратели, а большинство меланезийцев – земледельцы. Исходя из примитивной логики миграционизма, должно быть наоборот. К тому же близкое родство и единое происхождение веддоидов Индии (мунда), Шри-Ланки (ведды), Малайзии (сенои) и Индонезии (даяки суши Калимантана и тораджа Сулавеси) ничем, собственно, не подтверждено.

Ряд "протоморфных" признаков веддоидов и меланезийцев явно таковыми не являются.

Это малые размеры черепа веддоидов (у верхнепалеолитических предков черепа гораздо крупнее), курчавые волосы у меланезийцев (явно возникшие вторично, поскольку у детей до пятилетнего возраста волосы волнистые, да и у взрослых иногда остаются такими), цвет кожи, размеры и форма челюстей, ширина носа и толщина губ (все эти черты адаптивны в солнечном, жарком и влажном климате; про цвет кожи известно, что он темнел и светлел неоднократно, так как в разных группах определяется разными генами и аллелями). У веддоидов череп весьма грацильный и в этом отношении никак не может быть назван "протоморфным", у меланезийцев – чаще массивный, хотя в группах негрито – очень грацильный. Высота черепа у тех и других низкая – якобы примитивная черта, однако для плейстоценовых африканских предков типичен как раз высокий свод. Накопление специфических неадаптивных черт веддоидов и меланезийцев с большой вероятностью происходило хаотично и современный облик является результатом недавних процессов. Адаптивные признаки, конечно, гораздо более стабильны и в немалой степени обеспечивают относительное единство этих рас.

См. приложение - ареалы австралийской, меланезийской, курильской (айнской), веддоидной, полинезийской и дравидийской рас

Дальше: Австралийцы протоморфны?
Назад: Генетико-автоматические процессы

28 января - АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ в Санкт-Петербурге

Интересно

«Если мы позволим себе дать полную волю воображе­нию, — писал он в своей первой тетради за 1837—38 го­ды, — может вдруг оказаться, что животные — наши братья по боли, болезням, смерти, страданиям и бед­ствиям, наши рабы в самой тяжелой работе, спутники в развлечениях — разделяют с нами происхождение от общего предка — и все мы слеплены из той же глины».

Чарльз Дарвин, 1838-1839 гг., цит. по: Уильям Ирвин. Дарвин и Гексли. М., «Молодая Гвардия», 1973 г., с. 92.

Catalog gominid Antropogenez.RU