English Deutsch
Новости
Мир антропологии

Как учили защищаться от акул в "Наставлении для потерпевших кораблекрушение"...

Во время трагедии с «Нова-Скотия» погибла тысяча человек. Наутро (транспорт торпедировали ночью), ко­гда прибыли спасательные корабли, они обнаружили на воде множество трупов в спасательных жилетах. Все те­ла были без ног. Жилеты спасли солдат от смерти на дне океана, но ничто не могло спасти их от смерти в пасти акул, которыми кишело море.

Когда затонул «Индианополис», выжило 316 чело­век, а погибло 883, большинство из них — в воде. Толь­ко через четыре долгих мучительных дня пришло на­конец спасение. Сколько людей было убито акулами, никто не знает. У многих из тех, кто выжил, остались следы укусов; 88 трупов было изувечено акулами.

Несмотря на то что случаи нападения на людей бы­ли известны задолго до войны, в «Наставлении для оставшихся в живых при кораблекрушении», выпущен­ном в США в начале войны, об акулах презрительно говорится, что они «медлительны, трусливы и могут быть испуганы шлепками по воде». Их описывают как «осто­рожную рыбу, подозрительно относящуюся к шуму, дви­жению, непривычным очертаниям». «Уже одна эта их черта должна удержать акул от нападения на плыву­щего человека», — говорится там. Похоже, что акула, описанная в «Наставлении», сродни трусливому льву из книги «Волшебник страны Оз»; во всяком случае, советы, как справиться с акулой, звучат цитатой из сказ­ки. «После того как вы ударите ее по нежному, легко уязвимому носу или по глазу или пырнете ножом в жабры, — советуют бравые авторы «Наставления», — схватите ее за спинной плавник и плывите вместе с ней столько, сколько у вас хватит дыхания». Самый глупый совет, какой только можно себе представить!

Но это лишь начало. «Если вам это удастся, — про­должает «Наставление», — она успокоится и снова ста­нет сама собой — то есть трусливой тварью. Если у вас под рукой есть нож, вспорите ей брюхо. Тем самым вы впустите ей внутрь воду, и это почти мгновенно ее убьет». Еще большая чепуха!

Один летчик умудрился остаться в живых после нападения акулы, несмотря на то что следовал дан­ным в «Наставлении» советам.

Он рассказывал, как колотил своим автоматическим пистолетом 45-го ка­либра по «легко уязвимому носу» и «нежному» брюху нападавшей на него акулы. «Когда она перевернулась, я стал колотить ее по макушке. Она была твердая как сталь. Позже я обнаружил, что расплющил о нее ушко на прикладе, там, где прикрепляется ремень».

Люди, пытавшиеся спастись на надувных плотиках, часто подвергались нападению акул, и то, что проис­ходило с некоторыми из них, никак не было предусмот­рено в «Наставлении». «Поздно вечером, — рассказывал человек, который провел на спасательном плотике 17 дней, — на нас напала акула около полутора метров длиной и, проскочив над моим плечом, скользнула на плот. Она вонзила зубы в С. и оторвала огромный ку­сок мяса... Я, вместе с еще одним человеком, схватил акулу за хвост и столкнул ее с плота в воду... Вскоре С. начал бредить и через четыре часа умер».

На юге Тихого океана потенциальные жертвы акул сами, так сказать, в полевых условиях, занимались ис­следованием вопроса, как от них уберечься. Некоторые попавшие в аварию летчики утверждали, что акул мож­но отогнать при помощи «маркера» — окрашивающего воду ярко-желтого порошка, служащего для того чтобы привлечь спасательные самолеты; другие жаловались, что краска эта привлекает не спасателей, а акул. Мно­гие верили в таблетки для очистки воды, считая, что хлор, который является составной частью этих таблеток, отпугивает акул.

Известны два случаи, когда сами наставления помог­ли отогнать акул. Летчик, сбитый над Желтым морем, стал, чтобы убить время, читать книжечку, находив­шуюся в кармане спасательного жилета. Это оказалась «Памятка об акулах». Прочитав брошюру, он разорвал ее на куски и бросил бумажки в воду. Акула, которая уже давно следовала за надувной лодкой, где сидел летчик, кинулась за обрывками бумаги и больше ни разу не побеспокоила его. Пять человек выбросились с парашютом из самолета, подбитого над Тихим океа­ном. У них не было надувного плотика, только спаса­тельные жилеты. Вскоре вокруг них стали кружить акулы. Следуя инструкциям «Памятки об акулах», лет­чики пытались отогнать акул пинками, но это им не помогло. Разозлившись, они разорвали две «Памятки» и бросили обрывки бумаги в воду. Акулы оставили лю­дей и отправились «изучать» «Памятку». Вскоре лет­чики были спасены.

Что стало с акулами после того, как они проглотили «Памятку», нам неизвестно.

Доктор Джордж Лланоу, всемирно известный спе­циалист по акулам, сам спасся во время войны на на­дувном плотике. Работая в исследовательском центре ВВС США, он занимался изучением случаев, когда лет­чики были вынуждены посадить самолет на воду или выброситься из подбитого над морем самолета. Таких случаев он зафиксировал две с половиной тысячи. Как ни странно, только в 38 из них произошло непосред­ственное столкновение человека с акулой. Но, как заме­тил с мрачным юмором доктор Лланоу, когда акулы оказываются победителями, они не оставляют доказа­тельств своей победы, и подсчитать число летчиков, пропавших без вести, которые, по-видимому, нашли смерть в их желудках, просто невозможно.

Лланоу рассказывает об одном морском офицере, оставшемся в живых после того, как его эсминец пошел ко дну и он провел 12 часов в воде.

—     На рассвете, — вспоминает офицер, — я почув­ствовал, как что-то щекочет мне левую ногу. Удивив­шись и немного испугавшись, я поднял ее. Из ноги ручьем текла кровь... Я взглянул на воду... метрах в трех от меня виднелась блестящая коричневая спина огромной рыбы... Она плыла прочь. По-настоящему я испугался, только когда увидел, что рыба поворачивает и снова направляется ко мне. Она не делала бросков, но, разрезая воду, двигалась на меня по прямой. Я стал громко хлопать по воде, и на этот раз рыба переменила свой курс... отошла примерно на 6 метров стала пла­вать взад и вперед... Затем повернула... и снова напра­вилась ко мне. Когда она подошла ко мне вплотную, я стал бить ее... раз за разом нанося ей по носу удары кулаком. Рыба опустилась примерно на полметра... от­плыла и стала ждать. Я обнаружил, что она содрала у меня с левой руки кусок мяса. Затем она снова поплыла ко мне, опять по той же линии. Мне удалось сильно ударить ее по глазам и по носу. На левой руке появи­лось еще несколько ран. С интервалом в 10—15 минут, во время которых она медленно плавала взад и вперед, рыба делала новый заход, каждый раз с левой стороны. Только дважды она подплыла под меня. Я был совер­шенно беспомощен в этих случаях и больше всего боял­ся нападения снизу, но так как я лежал распластавшись на поверхности воды, ей было трудно снизу добраться до меня... Скоро большой палец левой ноги болтался на лоскутке кожи. Правая пятка была искусана. Левая рука и икра левой ноги были разодраны в клочья. Даже когда рыбе не удавалось вонзить в меня зубы, ее жест­кая шкура сдирала мне кожу целыми кусками. Соленая вода несколько приостановила кровотечение, и я не чув­ствовал сильной боли.

Хотя к тому времени акула содрала у него все мясо с бедра, так что видна была кость, офицера больше все­го волновало, что ему не удается привлечь внимание проходящего мимо корабля. Он стал изо всех сил ма­хать руками. На корабле заметили его и поспешили на помощь. Еще несколько секунд, и он был бы проглочен. Чтобы отогнать акулу, с борта корабля открыли по ней ружейный огонь.


Г. Мак-Кормик, Т.Аллен, В.Янг. Тени в море. Акулы и скаты. Л., Гидрометеоиздат, 1968 г, с. 26-28.


Интересно

Следует, однако, сделать одно уточнение, без которого непонятна ошибочность распространенного написания «орангутанг». Слово «орангутан» малайского происхождения, составлено из двух слов, означающих, как мы помним, «человек лесной». Добавление буквы «г» в конце резко искажает смысл, означая уже «человек должник». Никому этот замечательный антропоид ничего не должен – «невинное» добавление буквы «г» является грубой ошибкой.

Э.П.Фридман Э.П. Приматы. – М.: Наука, 1979 г.,  с. 188.

Catalog gominid Antropogenez.RU