English Deutsch
Новости
Мир антропологии

Дельфины-камикадзе... и горе-журналисты

В 1964 году один репортер распространил статью об изучении эхолокационного анализатора дельфинов, написанную со слов одного из наших коллег в Лос-Анджелесском отделении Калифорнийского университета. В статье делался намек на то, что в Пойнт-Мугу Флот ведет какие-то секретные опыты. «Как нам сообщили,— писал репортер,— целью этих опытов является созда­ние языка, на котором люди и дельфины могли бы общаться друг с другом: дельфины, подражая человеческому голосу, а люди, ими­тируя с помощью приборов щелчки и свисты, издаваемые дель­финами». Речь несомненно шла о работе Уэйна Батто (см. гла­ву 5). Эта работа никогда не засекречивалась, и репортер легко мог в этом убедиться.

Морской лев Тёрк прикрепляет захват к затонувшей боеголовке. Фото из книги: Ф.Г. Вуд. Морские млекопитающие и человек. Перевод А.А.Шербакова. Л., Гидрометеоиздат, 1979.
Морской лев Тёрк прикрепляет захват к затонувшей боеголовке. Фото из книги: Ф.Г. Вуд. Морские млекопитающие и человек. Перевод А.А.Шербакова. Л., Гидрометеоиздат, 1979.

Но он предпочел с помощью словечка "секретно" поднять престиж своей статьи и сделал разговоры о нас темой, достойной пера авторов боевиков и детективных романов. Годом позже нас посетил другой репортер. Он получил полный отчет о наших занятиях, но это не помешало ему написать, не утруждая себя никакими доказательствами: "Работы военных с дельфинами строжайше засекречены" [1].

Многие газеты Соединенных Штатов напечатали обе эти статьи, и, таким образом, намного раньше, чем некоторые аспекты нашей деятельности были в действительности засекречены, всем и во всеуслышание было объявлено, что флот спешно разворачивает в Пойнт-Мугу сугубо тайные операции. А это в свою очередь привело к тому, что сообщение Ассошиэйтед Пресс, распространенное в 1966 году и напечатанное газетами всего мира, было принято с полным доверием. И это чуть не погубило всю нашу работу. Кто бы мог подумать, что краткий доклад об особых свойствах эхолокатора дельфинов, прочитанный на открытом научном заседании, может вызвать такую бурю?

Все началось с того, что Билла Эванса, изучавшего эхолокатор дельфина, и его коллегу Билла Э. Пауэлла пригласили участвовать в симпозиуме "Современные достижения наук о море", который должен был состояться в Лос-Анджелесе. Как было рассказано в главе четвертой, они вдвоем установили, что бутылконосый дельфин Дорис может с помощью своего эхолокатора отличать один материал от другого. Доклад Эванса и Пауэлла назывался "Новейшие исследования китообразных". Они решили разбить доклад на две части: сначала показать фотомонтаж, иллюстрирующий опыты с Дорис, сопровождая его устными комментариями, а потом рассказать об участии Таффи в эксперименте "Силаб-2" и показать фильм о выводе Таффи в открытое море и работе, которую исполняет дрессированный дельфин во время занятий.

И вот сочетание этих двух тем - о Дорис, способной отличить медь от алюминия, и о Таффи, исполняющем команды в открытом море, - оказалось роковым. На симпозиуме присутствовал тот самый репортер, который двумя годами ранее написал статью о наших "секретных" опытах с дельфинами. Он тут же отправился в свою контору и сочинил небылицу, начинавшуюся следующими словами:

"Ученые военно-морского флота научили дельфинов отличать один металл от другого - полезнейший профессиональный прием для существ, которых в один прекрасный день начнут использовать для обнаружения подводных лодок, мин и подводных ракетных установок. Поясним примером: наличие металлической заплатки необычного состава на корпусе подводной лодки в определенном месте позволит кочующим эскадронам дельфинов установить, что корабль принадлежит друзьям. Любой корабль, не имеющий такой заплатки, будет протаранен дельфинами, обученными нести взрывчатку на своих сбруях. Об этом новейшем успехе специалистов по лоснящимся 90-килограммовым морским млекопитающим вчера в открытую говорилось на симпозиуме, посвященном достижениям наук о море..." [2].

Изложив эту сенсационную выдумку, остаток статьи репортер посвятил довольно точному отчету об экспериментах с Дорис. И закончил статью кратким абзацем, в котором говорилось, что Пауэлл "уклонился от обсуждения военно-прикладного значения" сделанного им открытия. Этот последний абзац был опущен почти всеми газетами, но, будь он даже напечатан, уже ничто бы не изменилось. У читателей уже было создано полное впечатление, что мы учим дельфинов поиску и атаке вражеских подводных лодок. И, как показал поднявшийся шум, мало кто из читателей сомневался в том, что все это делается по инициативе морского ведомства.

Прочтя слова о специалистах по дельфинам, читатели приняли всерьез схему тарана подводной лодки дельфином, несущим заряд взрывчатки. Но осуществима ли эта схема? Давайте разберемся поподробнее. На фотоснимках, которые видел репортер, было ясно видно, что дельфин может отличить один материал от другого с расстояния 1,5-2 м. Как же будет выглядеть схема его действий в ситуации, выдуманной репортером?

Дельфин, чья крейсерская скорость около 6 узлов (11 км/час), волоча заряд взрывчатки, прикрепленный к сбруе и мешающий ему двигаться, должен поравняться с подводной лодкой, обогнать ее и внимательно обследовать в поисках небольшой металлической нашлепки.

И должен убедиться, что ее там нет. Обучить животное реагировать на отсутствие предмета очень трудно, особенно если ему самому поручается установить это отсутствие. Результаты такого обучения часто ненадежны. Что если дельфин ошибется и боднет дружественный корабль или причал? Ведь он обучен боднуть, всего только боднуть, а того, что за этим последует, не знает и знать не может.

Трудно поверить, чтобы Флот положился на способность дельфинов к здравомыслию и решил доверить судьбы своих кораблей небольшой, хотя и необычной металлической нашлепке.
Эти простейшие соображения, конечно, не могли прийти в голову редакторам сотен газет во всем мире, легковерно перепечатавших полученное известие. Многие газеты опубликовали только первую часть статьи безо всяких изменений. Другие сократили и ее, оставив только самые сенсационные фразы. В процессе редактирования и переписывания текст изменялся, но как? В одной газете статья начиналась словами: "По мнению военно-морских специалистов, дельфины-самоубийцы, обученные нести взрывчатку и таранить вражеские корабли, могут стать оружием будущего". Обратите внимание - здесь уже появилась ссылка на военно-морских специалистов, и выдумка стала выглядеть еще авторитетнее. Особую окраску сообщению, кстати, окраску весьма разнообразную, придали составители заголовков, выкраивающие броские фразы их отредактированного текста.

Диапазон заголовков простирался от сравнительно спокойных утверждений типа "ДЕЛЬФИНОВ УЧАТ РАЗЛИЧАТЬ МЕТАЛЛЫ" до восклицаний вроде "ФЛОТ ОБУЧАЕТ ДЕЛЬФИНОВ-КАМИКАДЗЕ", причем большинство авторов склонялось к последнему варианту.

Отклик не замедлил себя ждать. В Пентагон, в Управление по военно-морским исследованиям и к нам в Пойнт-Мугу посыпались письма, начались телефонные звонки. Люди писали своим конгрессменам, те адресовались к флотскому начальству, требуя объяснений. Многие письма звучали весьма красноречиво. Все сочли, что у них на глазах совершается преступление, и были возмущены тем, как негуманно обращаются с дельфинами военные моряки. Достаточно процитировать два письма из тех, что мы получили. Первое из них адресовано "Ученым военно-морского флота из Центра по изучению дельфинов в Пойнт-Мугу (Калифорния)". Его написала девочка из штата Нью-Йорк.

Дорогой сэр!

Мне одиннадцать лет, и вдруг вчера я прочла в газете "ВЕЧЕРНИЕ НОВОСТИ БУФФАЛО" о том, что вы учите дельфинов распознавать металлы. Я согласна с вами, что морских свиней (или дельфинов) можно сделать помощниками человека. Но! Вы хотите, чтобы они несли взрывчатую сбрую, чтобы они гонялись за вражескими подводными лодками и взрывались вместе с ними! Такие вещи могут делать только ужасно злые люди! Чем обидели вас невинные млекопитающие, что вам захотелось их поубивать? Придумайте какой-нибудь другой способ избавляться от подводных лодок! Поверьте, я знаю, что огромное количество детей в нашей стране, которые видели дельфинов и полюбили их как я не позволят вам осуществить ваш план! В любом случае надеюсь на это".

Второе письмо, адресованное Биллу Пауэллу, пришло от одной женщины из Австралии. Тон письма спокоен и рассудителен, но за словами таится тот же гнев, что у ребенка из штата Нью-Йорк.

Дорогой сэр!

Приложенная к письму вырезка взята из одной нашей воскресной газеты, самой правдивой из выходящих в нашем городе.

Я прекрасно знаю: "не всему верь, что пишут в газетах". Но, если это известие правдиво, я должна выразить вам лично свой самый решительный протест, полностью отдавая себе отчет в том, что я женщина - и, стало быть, нелогична, в науке не разбираюсь и вдобавок иностранка.

Приговорить любое животное к смерти - это ужасно, хотя я понимаю, что в медицинских исследованиях это необходимо и неизбежно. Но готовить расправу над дельфином, именно потому что он разумен и поддается обучению,- это, по-моему, в высшей степени аморально.
Это животное даже в диком состоянии ведет себя, как наш друг. Я не претендую на то, что много знаю о дельфинах; ведь вовсе необязательно во всех подробностях ознакомиться с прекрасной картиной или зданием, чтобы понять, что их нельзя уничтожать. Я читала, что дельфины дружелюбны и по-своему лояльны к нам, не злы, любят игры и очень умны. Неужели мы, так называемые высшие существа, не можем проявить по отношению к ним немного благородства? Неужели мы проделаем с ними то же, что проделали с огромными стадами животных в Африке, Америке, моей собственной стране и во многих других? Неужели мы, люди, умеем только истреблять? Для того, что вы задумали, можно сконструировать машины. Будьте добры, займитесь этим. Не заставляйте нас еще раз почувствовать себя опозоренными и виноватыми".

Письма приходили не только в Пойнт-Мугу и другие военно-морские и правительственные учреждения. Многие люди обращались непосредственно к редакторам газет, в которых прочли это сочинение.

Наиболее резкий протест, принадлежащий перу выдающегося антрополога, был напечатан в газете "Нью-Йорк таймс". Осуждая "беззаконное и глубоко аморальное" поведение людей, обучающих дельфинов таранить подводные лодки, автор призывал всех присоединиться к нему, "протестуя против этого особенно возмутительного проявления антигуманизма" [3].

Фельетонисты и комментаторы выразили самые разнообразные мнения по поводу всей этой сенсации. Большинство осуждало нас как аморальных пособников милитаристов, и лишь очень немногие заявили, что все это несерьезно, и с полным основанием высмеяли схему тарана.
Рассел Бэйжер подготовил для "Нью-Йорк тайме" эксцентричный, но меткий фельетон, в котором говорилось:

"Не надо обладать большим воображением, чтобы предвидеть, к чему приведет осуществление этой полоумной идеи. В нашей стране стремительно растет племя владельцев мелких судов, и вряд ли военно-морской флот снабдит их катера особыми металлическими знаками для опознания дружественных судов.

И как только эти бродячие эскадроны дельфинов-камикадзе взорвут первый же семейный катер, все владельцы лодок Америки предпримут соответствующие действия. Каждый дельфин, чей плавник покажется из воды, будет тут жё расстрелян. Немногие оставшиеся в живых быстро научатся держаться в дальних пустынных водах.

Там они и будут плавать со своей взрывчаткой, страдая от кровавых ран, натертых сбруей, и смертельно боясь приблизиться друг к другу, дабы не столкнуться и не привести в действие свой динамит. Собачья жизнь!" [4].

Анонимный автор фельетона в "Нью сайентист" от 11 августа 1966 года, рассматривая планы подготовки дельфинов-камикадзе, дал волю необузданному полету фантазии:


"Враг несомненно преуспеет в дрессировке других рыб (sic) и заведет себе дельфинов противодельфиновой обороны, но ведь и мы на этом не остановимся. Против подводных лодок мы можем придумать кое-что и похлеще, например разослать мобилизационные повестки электрическим скатам. Полноценный и хорошо заряженный скат способен своим разрядом свалить лошадь. Мы обучим в Чайна-Лейк несколько тысяч скатов двигаться цепочкой, прижавшись отрицательно заряженной головой к положительно заряженному хвосту впереди плывущего. Такая батарея прожжет электрической дугой любой подводный корабль, к которому приложится. А сотни две гигантских спрутов, хватая друг друга за щупальца, как только запахнет китайским рагу или русской черной икрой, образуют высокоэффективную подвижную сеть для ловли подводных лодок-малюток".

И так далее в том же духе. Автор изобретает невероятные военные занятия для бобров, птиц, кротов, жираф, красных муравьев и мышей, которых можно обучить карабкаться по чулкам, что обратит в бегство "вражеские полчища, состоящие из женщин".

Этот юмор был вожделенным отдыхом после обрушившегося на нас шквала обвинений и выражений крайнего ужаса и изумления. Хотя нападки были лишены всяких оснований, мы чувствовали, что их нельзя игнорировать, и в течение нескольких недель после появления статьи занимались только тем, что отвечали нашим критикам и обвинителям. Мы ответили на все письма, присланные с обратным адресом. Тем, кто нам звонил по телефону, мы пространно объясняли, чем мы в действительности занимаемся и чего хотим добиться. Самым известным из критиков и в первую очередь антропологу, выступившему на страницах "Нью-Йорк тайме", мы разослали приглашения посетить нашу станцию.

Судя по всему, наши объяснения удовлетворили тех, с кем мы беседовали и кому написали. Секретарь известного и влиятельного общества направила министру военно-морского флота письмо с предложением опубликовать наш "ясный и вселяющий надежду" ответ в распространенном издании, посвященном проблемам защиты животных [5].

Насколько мне известно, история этой сенсации была правдиво рассказана только в журнале "Плэйбой", в августовском номере за 1968 год, где была напечатана статья Фредерика С. Эппла "Глубокомыслящие люди".

"Позапрошлым летом,- писал Эппл,- тысячи друзей животных буквально обрушили огненный шквал писем на Управление по морским операциям в Пентагоне, загнав Флот в его глубочайшие трюмы". Эппл рассказывает о статье, вызвавшей этот шквал, в которой говорилось о том, что военно-морской флот "мобилизует дельфинов... в качестве подводных камикадзе", поскольку они "способны отличить алюминий и бронзу от других металлов", и кратко обрисовывает мнимый план приспособить животных для взрыва подводных лодок, не снабженных опознавательным знаком.

"Все читатели газет пришли в ужас... Друзья дельфинов изо всех стран соединились, и в пресс-бюро флотских учреждений забушевал тайфун". По мнению Эппла, сенсация с дельфинами возникла по недоразумению. Дельфины и вправду могут отличить один металл от другого, но неверно "или, по словам ученых военно-морского флота, весьма малоправдоподобно утверждение, что кем-либо когда-либо серьезно обсуждались планы обучения дельфинов ремеслу камикадзе. Если это и возможно, то попросту непрактично".

И на том спасибо!

Как же представляет себе Эппл обстоятельства возникновения этой сенсации? "Чисто биологические исследования,- пишет он,- по закону не подлежат засекречиванию. Но непосредственные военно-прикладные элементы опытов в Пойнт-Мугу могут оказаться секретными, и наверняка так оно и было. И когда репортер, ознакомившись на станции с биологическими исследованиями, спросил, а как же Флот намерен их использовать, сопровождающий сотрудник, не долго думая, заявил: "Сами можете себе вообразить". Репортер и вообразил".

Время от времени в журналах и книгах до сих пор появляются разные версии этого события. Например, Элвин Тоффлер в своей книге "Шок будущего" приводит довольно путаное описание этого инцидента в главе об эксплуатации животных человеком. Упомянув об использовании голубей для отбраковки пилюль при производстве медикаментов и о рыбах, очищающих от водорослей водоводы насосных станций на Украине, Тоффлер переходит к вопросу о дельфинах. "Дельфинов можно обучить носить инструменты акванавтам, живущим под водой у берегов Калифорнии, и отгонять акул, приближающихся к району работ,- пишет он. - Их можно обучить подрывать подводные мины, кончая самоубийством во имя спасения людей, хотя это и не очень укладывается в рамки межвидовой этики".

Но есть еще одна версия событий 1966 года, версия наиболее опасная и разрушительная для обстановки общественного доверия.

Эта версия приводится в статье Кливленда Эмори, напечатанной в 1970 году в журнале "Холидэй". Статья называется "Подружившись с человеком, дельфин, быть может, совершает самоубийство". Рассказав об идеях и опытах Джона Лилли, Эмори пишет:

"Когда общественность узнала, что военно-морской флот США ведет эксперименты с дельфинами, рассматривая их как живые взрыватели в борьбе против подводных лодок и других вражеских судов, взрыватели, кончающие при этом самоубийством, поднялся такой шум и крик, что Флот объявил о прекращении опытов, а когда этого оказалось мало, стал утверждать, что их вообще никогда не было".

Ничто не может поколебать всеобщей веры в то, что Флот серьезно рассчитывал заполучить дельфинов-подрывников вражеских подводных лодок. Эта изначальная выдумка законсервирована в моргах вырезок бесчисленных газет, и как только ее можно будет пристегнуть к очередным новостям о дельфинах, ее извлекут оттуда и оживят.

Ф.Г. Вуд. Морские млекопитающие и человек. Перевод А.А.Шербакова. Л., Гидрометеоиздат, 1979, с. 207-214. 


Учёные против мифов - Х. Москва, МИСиС, 15 июня

Интересно

«Ничего нет более опасного, чем идея, если у Вас есть только одна идея».

Эмиль-Огюст Шартье, французский философ, Разго­вор о религии / Propossurla Religion, 1938. Предоставлено И.Л.Викентьевым.

Catalog gominid Antropogenez.RU