English Deutsch
Новости
Новости антропологии
07.03.2020
Автор: С. Дробышевский

Длинная рука парантропа

Полтора миллиона лет назад в Восточной Африке было интересно: параллельно с нашими предками из рода Homo, которых самих, вероятно, было несколько видов, существовали ещё и парантропы Paranthropus boisei. Эти наши родственнички были довольно своеобразными существами: огромные челюсти с мелкими передними зубками и гигантскими задними зубищами, мощнейшая жевательная мускулатура.

Слева направо: кости руки человека, шимпанзе и KNM-ER 47000

Сунул бойсей в реку руку,
Крокодил за руку кряк... 

От парантропов сохранилось великое множество черепов, челюстей и зубов – намного больше, чем от наших непосредственных предков. Но как эти кузены выглядели ниже шеи? Это в значительной степени загадка. Не то чтоб об этом было совсем ничего не известно – есть находки самых разных костей, но с ними есть две сопряжённые сложности. Во-первых, в отличие от черепов, костей прочего скелета парантропов обнаружено очень мало и они всегда разрозненны. Как и почему так вышло – непонятно. Даже от гораздо хуже известных хабилисов у нас есть пара фрагментарных скелетов, а от парантропов – нет. Во-вторых, почти всегда о парантроповости найденных костей рук и ног остаётся только догадываться, ведь они почти никогда не находятся вместе с черепами. Вот как узнать, какую голову носила эта бедренная кость? Принадлежала ли она парантропу, человеку или ещё кому? На данный момент есть лишь одно хорошее исключение – OH 80 из танзанийского Олдувая, да и его назвать скелетом можно лишь с натяжкой. Впрочем, эта проблема в некоторой степени решается статистикой: раз по черепам у нас есть два-три вида, то и прочие кости надо разложить на два-три вида; кто человек – более-менее ясно по имеющимся скелетам и сравнению с нами, а кто останется – самый странный и нестандартный – тот и парантроп.

Так и была определена видовая принадлежность новой сенсационной находки – руки KNM-ER 47000 из локального местнахождения FwJj14E в области Илерет в известнейшей местности Кооби-Фора в Кении (между прочим, в процессе раскопок тут были выявлены ещё и следы ног древних людей). Рука найдена ещё в 2004, 2005, 2007 и 2008 годах; поскрывали – и хватит, пришла пора открывать народу всю правду.

Лопатка, нижняя половина плечевой, локтевая и шесть костей кисти складываются в целую (по палеонтологическим меркам) правую руку. Владельцу руки не повезло при жизни – судя по следам зубов на плечевой кости, его съел крокодил, – но подфартило после – нынче это самая полноценная находка скелета восточноафриканского парантропа.

Датировка руки – 1,51-1,53 млн.л.н.; как видите, она очень точна, поскольку костям посчастливилось оказаться между подходящями слоями вулканического пепла, а за десятки лет исследований геологи и датировщики подробнейше разобрались в кенийской стратиграфии.

Собственно, сама рука прекрасна! Размером она не сильно отличается от человеческой или шимпанзиной, но дело, как водится, в деталях.

Лопатка практически идеально сочетает признаки обезьяны и человека: с одной стороны, лопаточная ость относительно бокового края сильно наклонена, как у шимпанзе, а с другой – суставная впадина относительно того же края повёрнута скорее как у человека, хотя и зависает между рекордами индивидуальной изменчивости орангутанов-горилл-шимпанзе и человека. Мораль из этого проста: парантропы вращали руками бодрее, чем можем мы, но не так лихо, как обезьяны. Выходит, они ещё не совсем забросили древесный образ жизни, хотя предавались ему меньше, чем более древние афарские австралопитеки.

Плечевая по строению заметно отличается от руки почти синхронного эргастера KNM-WT 15000 и практически вдвое превосходит размерами кости более древних хабилисов KNM-ER 3735 и OH 62. Особенно впечатляет толщина стенок и мускульный рельеф, в частности – огромный латеральный надмыщелковый гребень, к которому крепились здоровенные мышцы. Крайне сильно выступает и медиальный надмыщелок – место начала мышц-сгибателей кисти и пальцев. Очевидно, парантроп очень неслабо мог хвататься за ветви. Для пущей прочности блок плечевой кости очень рельефный, с резко выраженными бороздкой и гребешками, так что парантроп не рисковал вывихнуть локоть при бодрых бросках по сучьям.

Локтевая кость относительно плечевой очень длинная, как у австралопитеков, хотя абсолютно короче, чем у парантропа OH 36. Вообще, разброс значений по плечевым и локтевым костям парантропов очень велик, что, скорее всего, отражает выраженный половой диморфизм, то есть сильные отличия самцов и самок. Локтевая очень сильно изогнута и, как и плечевая, мощная, с чрезвычайно толстыми стенками и мощным гребнем супинатора – мышцы, разворачивающей кисть ладонью вперёд (парантроп мог бы быть профессиональным попрошайкой!).

Вопреки плечу и предплечью, кости кисти довольно скромны. Особенно невелика I пястная кость: она тонка и грацильна. Её относительная толщина зависает почти строго между группой Pongo-Gorilla-Pan и современным человеком, зато довольно сильно отличается от таковой австралопитеков и эргастера KNM-WT 15000. Получается, большой палец был не очень-то и мощным, что для древесных обезьян довольно типично. Правда, и короткой I пястную назвать нельзя: относительно других пястных она такая же, как у древних и современных людей. Важно, что основание I пястной седловидное, то есть большой палец в принципе мог противопоставляться прочим. Опять же, налицо двойственность: обезьяньи и человеческие черты сочетаются почти поровну. В принципе, такой большой палец вполне мог использоваться для изготовления орудий труда.

На основании III пястной кости парантропа нет шиловидного отростка. Этот выступ отсутствует у большинства обезьян (кроме горилл) и австралопитеков, но имеется у мало-мальски продвинутых древних людей. На нынешний момент самая древняя кость с шиловидным отростком – KNM-WT 51260 из Кении – имеет датировку 1,42 млн.л.н. Шиловидный отросток ограничивает болтание кисти из стороны в сторону, что особенно важно для тяжеловесных горилл, ходящих на кулаках, а также людей, удерживающих каменное изделие. Получается, парантропы ещё не очень-то напрягались в орудийном творчестве.

IV пястная маленькая, но сохранилась она плохо.

Пропорции и форма пястных костей ставят интересный вопрос: когда и кто в Восточной Африке изготавливал орудия труда? С одной стороны, нет сомнений, что этим занимались Homo, ведь и после исчезновения парантропов культурные традиции продолжились. С другой же стороны, парантропы тоже вполне могли в этом участвовать, технически их рука была к этому готова, хотя и не в такой степени, как у нас. Отсюда следует интересная мысль: формирование трудового комплекса кисти могло быть вызвано скорее не появлением орудий (что случилось ещё 2,6 млн.л.н.), а интенсификацией их изготовления на переходе от хабилисов к эргастерам, то есть как раз примерно полтора миллиона лет назад.

Три сохранившиеся фаланги кисти относительно коротки и сильно изогнуты. Соотношение угла изгиба с длиной фаланг находится в предельных значениях горилл и шимпанзе (у которых фаланги кривее) и людей (у которых – прямее) и почти идеально соответствует варианту орроринов и афарских австралопитеков. Опять же, это явная отсылка к остаточному древолазанию.

 

Итог: описание руки KNM-ER 47000 подтверждает уже высказывавшееся предположение, что парантропы вели ещё в немалой степени древесный образ жизни, были чрезвычайно мускулисты и массивны не только в строении черепа, но в и других частях тела, потенциально могли изготовлять орудия труда, но точно не зашли в этой специализации слишком далеко.

Следующая логичная находка – нога. Может, какой-то древний крокодил приготовил нам и такую палеоантропологическую радость?


Источник:

  • Richmond B.G., Green D.J., Lague M.R., Chirchir H., Behrensmeyer A.K., Bobe R., Bamford M.K., Griffin N.L., Gunz P., Mbua E., Merritt S.R., Pobiner B., Kiura P., Kibunjia M., Harris J.W.K. et Braun D.R. The upper limb of Paranthropus boisei from Ileret, Kenya // Journal of Human Evolution, 2020, V.141, №102727, pp.1-21.


Интересно

Для пополнения и проверки словаря жестов у шимпанзе, обучающихся языку ASL, обычно используют фотографии. Если предмет снят на ярко окрашенном фоне, шимпанзе при предъявлении им фотосним­ка часто «называют» не предмет, а цвет фона... Гарднеры обнаружили также, что их обезьяны гораз­до легче распознают на фотографиях сня­тые зимой голые стволы и ветви деревьев или «рождественскую елку» на фоне неба, чем деревья, покрытые пышной летней ли­ствой.

Джейн Гудолл. Шимпанзе в природе: поведение. М., «Мир», 1992 г.

Catalog gominid Antropogenez.RU