English Deutsch
Новости
Мир антропологии

«Бунак всегда прав»: о главном советском антропологе

В 2009 году учёные объявили о находке древнего предка человека. Знаменитого австралопитека Люси подвинула другая «дама» – самка Ardipithecus ramidus по имени Арди, возраст которой предположительно составляет 4,4 млн лет. Люси родилась позже на миллион с лишним лет, хотя во времена её первой славы и цифры в 3,2 млн лет для прямоходящего предка человека воспринимались с недоверием. На тщательное изучение скелета ардипитека ушло 15 лет. Сравнительная анатомия в эти годы значительно продвинулась вперёд – для выяснения родословной Арди понадобились результаты таких анатомических наблюдений, которых люди ещё не делали. В конце концов, Арди, предоставившая исследователям почти половину своего скелета, вместе со своими руками до колен и другими обезьяньими признаками, стала наиболее вероятным кандидатом на роль древнейшего предка человека.

Бунак Виктор Валерианович
						Источник: https://ru.wikipedia.org/
Бунак Виктор Валерианович
Источник: https://ru.wikipedia.org/

Но говорить о том, что эта находка стала полнейшей неожиданностью для всего научного сообщества, не совсем верно. Ещё за пятьдесят лет до публикации в журнале Science основатель советской антропологической школы Виктор Валерианович Бунак «спрогнозировал» подобное существо в своей знаменитой книге о формировании человеческого черепа. Такие люди вписывают свои имена в историю не одной научной дисциплины: Виктор Бунак не только создал новую научную традицию в России, но и оставил полезнейшие книги по морфологии человека, краниологии (науке, изучающей строение черепа человека и его предков), генетике, расоведению. АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ кратко рассказывает об основных достижениях Виктора Валериановича в этих дисциплинах.

«Метод — душа всякой науки»

Антропология как наука в России начинает формироваться примерно в то же время, что и в Европе, — в середине XIX века. Главным инициатором можно назвать Анатолия Петровича Богданова — известного зоолога, увлёкшегося историей рода человеческого. Увлечённость оказалась настолько сильной, что учёный стал основателем первых в России антропологических организаций и автором принципиально важных концепций в теории о человеческих расах 

Подхватил его начинания учитель Бунака, Дмитрий Николаевич Анучин. Именно его Московский государственный университет может поблагодарить за кафедру антропологии и Антропологический музей. К моменту рождения Виктора Валериановича Бунака в 1891 году молодые люди в России уже имели возможность учиться на антропологов, чем будущий исследователь не преминул воспользоваться.

Но новой дисциплине нужен был универсальный учебный план, за разработку которого и взялся молодой антрополог. Несмотря на то что первый учебник, написанный Бунаком, был ещё не до конца систематизирован, методика преподавания антропологии, созданная учёным в 1920 году, стала началом его славы. Подобной программой не могли похвастаться даже старейшие университеты Европы. Свой учебный план Виктор Валерианович доработает к 1941 году, выпустив учебник «Антропология». В 20-х же годах Бунак начал публиковать первые работы по антропологической методике, в частности, инструкции по изучению головного мозга. Но самой практически полезной деятельностью Бунака того времени стала разработка методики антропометрии. Точные измерения человеческого тела необходимы для целого ряда важных стандартов: от размера одежды до безопасности рабочего места, но проводить эти измерения правильно нигде не учили. Инструкций по проведению подобных испытаний просто не существовало, но врачи всё равно были обязаны предоставлять антропометрические данные. Организовать этот важный для жизни государства процесс и взялись учёные во главе с Виктором Валериановичем Бунаком. В 1931 году вышло уже третье, дополненное издание «Методики антропометрических исследований».

Любовь профессора к систематизированию нашла яркое отражение в его работах, посвящённых цвету волос и глаз человека. Созданные шкалы до сих пор являются в России главными инструментами по их определению. Работу по цвету волос профессор Бунак продолжал до конца своей жизни, но так и не успел завершить. Она содержала в себе сведения по структуре волос и подробнейшую характеристику каждого пигмента. Классификацию цвета глаз профессор дополнил фундаментальной статьёй, посвящённой генетическому анализу явления. Она вышла в 1940 году, и вплоть до 2000-х ничего более значимого (во всяком случае, в России) по этому вопросу не публиковалось.

Виктор Валерианович, кроме прочего, был известным анатомом. Его работы о сравнительном строении гортани человека и обезьян являются классическими. Об уровне учёного говорит хотя бы тот факт, что Виктор Валерианович входил в группу врачей, вскрывавших Владимира Ленина.

С врачебной деятельностью связано и создание Виктором Валериановичем нескольких конституциональных схем телосложения, до сих пор используемых антропологами.

«Раса не абсолютная категория»

В.В. Бунак в экспедиции (второй справа). Источник: http://www.rusanthropology.ru/
В.В. Бунак в экспедиции (второй справа). Источник: http://www.rusanthropology.ru/

Работы Виктора Бунака в области методологии стали основополагающими в целом ряде дисциплин, но они едва ли составляли одну десятую часть от всех работ, опубликованных автором. Не меньшего внимания требуют его исследования человеческих рас. Основная его заслуга в области расоведения заключается в разработке популяционной и исторической концепций, верность которых признаётся всеми расоведами современности. 

До появления популяционного подхода исследователи делили людей на расы в рамках типологической концепции, то есть на основе внешних признаков каждый отдельный человек причисляется к одной из выделенных рас. Далее определяется степень его приближённости к «чистому» типу. Популяционная концепция, заложенная Виктором Бунаком ещё в 1938 году в статье «Раса как историческое понятие», определяет расовую принадлежность не у каждого отдельного человека, а у группы популяций. Раса же индивида определяется принадлежностью его к той или иной группе: он не обязан обладать всеми признаками, присущими расе в среднем. Популяционная концепция отменяет чёткие границы между расами, отмечая большое количество переходных типов.

Историческая концепция не противоречит, а, напротив, лишь дополняет популяционную, поскольку объясняет, почему между расами не существует жёстких границ. По мнению Бунака, расы постоянно находятся в развитии, постоянно изменяются, смешиваясь и приспосабливаясь к условиям окружающей среды. В каждый исторический момент существует свой набор рас, поэтому сравнивать расы разных периодов довольно сложно. 

Два вопроса, поднятые статьёй «Человеческие расы и пути их возникновения» 1956 года, не имеют однозначного ответа и по сей день. В этой работе Виктор Бунак говорит о том, что уральскую расу нельзя называть промежуточным типом между европеоидной и монголоидной расами, в то время как многие другие исследователи не без оснований настаивали на обратной точке зрения. Современные учёные склонны полагать, что истина расположилась где-то посередине: в образовании уральской расы важную роль играла не только метисация, но и иные процессы. Второй вопрос касался времени появления рас. В то время исследователи были склонны предполагать, что этот процесс произошёл в глубокой древности, возможно, где-то в верхнем палеолите (40-12 тыс. лет назад), а то и раньше. Бунак же оспаривал эти оценки, «передвигая» происхождение рас на период мезолита — неолита. Вероятнее всего, появление рас в современном понимании стало возможным только после перехода к земледелию, начавшемся около 10 тыс. лет назад.

Виктор Валерианович был создателем и руководителем Русской антропологической экспедиции 1955 — 1959 годов. В ходе этой экспедиции антропологи собрали уникальные статистические данные об антропологии русских. А то складывалась удивительная ситуация – уже были изучены самые малочисленные и отдалённые народы СССР, а о русских не было никаких достоверных данных! Это, увы, распространённый феномен – самые многочисленные народы остаются самыми неизученными, потому что «они никуда не денутся, потом успеется», а все усилия антропологов направлены на изучение наиболее экзотических племён в горах, лесах и на островах.

Кстати, в ходе Русской экспедиции проявилась забавная особенность Виктора Валериановича. Почему-то он был искренне убеждён, что с народом надо общаться «по-народному». Например, когда машина экспедиции ехала по русским просторам и надо было спросить встречного о пути, Виктор Бунак выскакивал из грузовика, бросался на несчастного колхозника, начинал бешено жестикулировать, махать руками и вещать на каком-то несусветном «простом народном наречии» в стиле «Инда взопрели озимые. Рассупонилось солнышко, расталдыкнуло свои лучи по белу светушку». Люди пугались, некоторые обижались. Зная эту привычку Бунака, его спутники пытались всячески удержать учёного в машине и общаться с населением самостоятельно.

Бунак взялся за череп

В.В. Бунак в Забайкалье (1961 г.)
									Источник: http://www.rusanthropology.ru/
В.В. Бунак в Забайкалье (1961 г.)
Источник: http://www.rusanthropology.ru/

Пионером в изучении черепа человека в России можно назвать Карла Максимовича Бэра. В 50-х гг. XIX века он, усовершенствовав методы измерения, стал сравнивать черепа людей разных рас и пришёл к выводу о единстве их происхождения, а также о невозможности разделения современного человека на несколько видов. 

Ровно через сто лет, в 50-х гг. уже XX века, изучением черепов всерьёз занялся и Виктор Бунак. Строение тела человека и раньше остро интересовало профессора, но он больше занимался исследованием мягких тканей. Основным плодом его работы по вопросам краниологии стала фундаментальная монография «Череп человека и стадии его формирования у ископаемых людей и современных рас». Эта книга содержит в себе подробнейший анализ черепов каждого предка человека, начиная с древних обезьян и заканчивая непосредственно Homo sapiens. Кроме того, Бунаком сделаны важные теоретические обобщения, в которых нуждалась антропологическая наука того времени. 

Виктор Валерианович – безусловно, величайший антрополог Советского Союза. В величии с ним может сравниться разве лишь другое светило отечественной антропологии – Валерий Павлович Алексеев. В немалой степени это объясняется тем, что Виктор Валерианович каждую свою мысль прорабатывал досконально. Он не увлекался модными гипотезами, как Георгий Францевич Дебец, не зацикливался на одной теме, как многие узкие специалисты. Он был универсалом и вместе с тем работал крайне качественно. Среди антропологов даже гуляет байка, что «Бунак всегда прав». Действительно, в его рассуждениях и построениях трудно найти ошибки и недочёты. Качество трудов Виктора Валерианович – образец для подражания всем антропологам.

«Да нет, спасибо. Что я, мальчишка...»

Виктор Валерианович Бунак
									Источник: http://www.rusanthropology.ru/
Виктор Валерианович Бунак
Источник: http://www.rusanthropology.ru/

Профессор Виктор Бунак скончался 11 апреля 1979 года, на 88-ом году жизни. До самого конца он продолжал работать, не обращая внимания ни на преклонный возраст, ни на болезни. Его последнюю работу — «Род Homo, его возникновение и последующая эволюция» можно действительно назвать итогом научной деятельности профессора. В ней содержатся не только все личные концепции Бунака, касающиеся эволюции человека, но и анализируются важнейшие данные и теории, выдвинутые всей мировой наукой. 

Виктор Бунак жил в тяжёлое время. Но ни две мировые войны, ни обострения в отношениях с властями не могли снизить темпы его работы. А отношения порой были непростыми. Дело в том, что на заре Советской власти – с 1920 по 1929 годы – Виктор Валерианович был заведующим евгеническим отделом Института экспериментальной биологии, одним из основателей и учёным секретарём «Русского евгенического общества» и редактором «Русского евгенического журнала». В те времена евгеника считалась вполне перспективной наукой. Но в последующем её реализация нацистами привела к закономерной реакции. Власть припомнила деятельность Бунака на поприще выведения «лучшего человека». В 1948 году он был лишён должностей директора Института антропологии и заведующего кафедрой антропологии Московского университета, которые занимал с 1923 года. Зимой 1948-1949 годов учёного отправили в Ленинград на должность лаборанта без права публикации научных работ (забавно: «Википедия» без всяких подробностей утверждает, что «Бунак переехал в Ленинград, где стал старшим научным сотрудником отдела антропологии ленинградского филиала Института этнографии АН СССР»). Там Виктор Валерианович прожил до 1955 года и писал свои труды «в стол». И, надо сказать, ему ещё весьма повезло. 

Кстати, существует любопытный факт: никто из антропологов не был репрессирован, и, возможно, заслуга в этом принадлежит советскому антропологу Якову Рогинскому. По легенде, однажды тёмной ночью он был привезён на Лубянку, где компетентные люди вежливо поинтересовались, на каких позициях стоит советская антропология. После чего Яков Яковлевич до утра читал товарищам лекцию по основам антропологии с обширными цитатами из классиков марксизма-ленинизма. Утром товарищи сказали ему: «Спасибо, профессор», пожали руку и отвезли домой. После чего власть оставила советских антропологов в покое. Виктор Валерианович оказался едва ли не самым потерпевшим, но и то, можно сказать, отделался «лёгким испугом». 

Как потом говорили ученики Бунака, заниматься наукой для Виктора Валериановича и значило «жить». Главным для него были именно научные достижения, а не формальные титулы. Так, Виктор Бунак, будучи практически легендой отечественной науки, не был даже членом-корреспондентом Академии наук. На 70-ом юбилее ему предложили стать соискателем этого звания, на что профессор ответил: «Да нет, спасибо. Что я, мальчишка...». Авторитет учёного, по мнению Бунака, должен складываться из его работ, а не из званий. Но можно быть уверенным, что в его случае всё именно так и произошло. Виктор Бунак опубликовал более 300 работ, и к каждой его крупной статье или монографии до сих пор обращаются новые поколения исследователей.


Юлия Попова, Станислав Дробышевский


Интересно

Известно, что антропоиды, в особенности шимпанзе, практически по всем морфофункциональным показателям сходны с человеком. Есть основание считать, что и грудное молоко шимпанзе имеет близкий состав по физико-химическим свойствам, нежности комочков при свертывании, степени кислотности, буферности, особенностям солевого и ферментативного состава и наличия антител, витаминов, гормонов и другим показателям к женскому молоку. Именно этим можно объяснить тот факт, что при отсутствии молока у самки шимпанзе есть возможность вскармливать новорожденного детеныша женским молоком.

Кузнецова Т.Г. и др. Шимпанзе: онтогенетическое и интеллектуальное развитие в условиях лабораторного содержания. СПб.: Политехника, 2006. с. 49.

Catalog gominid Antropogenez.RU