English Deutsch
Новости
Новости антропологии
15.12.2016
Автор: С. Дробышевский

Новые следы австралопитеков озадачили антропологов

Танзанийское местонахождение Лаэтоли прославилось дважды: в 1974 году тут были найдены первые зубы и челюсти афарских австралопитеков, а в 1978 году – цепочки их следов на вулканическом пепле. Конечно, были и другие открытия, однако эти – важнейшие. Но всем известно, что волшебная цифра – не двойка, а тройка. Двойку никто не жалует, а тройку любят все! И вот третье открытие.

Схема 4 площадок со следами на участке S в Лаэтоли. Иллюстрация из обсуждаемой статьи

Южная часть дорожки следов площадки L8. Иллюстрация из обсуждаемой статьи

Центральная часть дорожки следов площадки M9. Иллюстрация из обсуждаемой статьи

В локальном местонахождении S найдены новые следы. Двенадцать целых отпечатков и один разрушенный принадлежат одному индивиду, обозначенному как S1, ещё один отпечаток – S2. Следы находятся на той же поверхности и следуют в том же направлении, что и ставшие классикой следы трёх индивидов из местонахождения G. Австралопитеки прогулялись по вулканическому пеплу в компании с цесарками, гиппарионами, носорогами, жирафами, газелями, дикдиками и зайцами. Найдены также следы корней и оснований маленьких деревьев.

Сами отпечатки явно принадлежат прямоходящим существам: на них чётко видны продольный и поперечный своды, большой палец прижат к остальным и длинее их. По всем этим признакам новооткрытые отпечатки не принесли ничего нового. Интереснее другое.

Новые следы – очень крупные. Они заметно больше следов, найденных в местонахождении G. Рост, высчитанный по следам, получился 1,42-1,49 м у S2 и целых 1,61-1,68 м – у S1. Расчитанный тем же способом рост австралопитеков из местонахождения G гораздо ниже: 1,11-1,16 м у G1, 1,39-1,45 м у G2 и 1,29-1,35 м у G3. Большинство других афарских австралопитеков примерно такие же, а «Люси» и того меньше – 1,05-1,09 м. Среди известных доныне афарских австралопитеков каланчой высился «Большой Человек» Кадануумуу – 1,54-1,61 м или, по другим оценкам, даже 1,52-1,68 м. И вот получается, что S1 был как минимум такой же, а то и выше!

До сих пор при рассуждениях о различиях в росте и оценках полового диморфизма австралопитеков всегда делалась важная оговорка – сравнение индивидов, живших в разных местах и в разное время, может быть ни о чём. «Люси» жила 3,18 миллиона лет назад, «Большой Человек» – 3,59 миллиона. Между ними – четыреста тысяч лет! Сравнивать их – как сравнивать современную невысокую женщину с каким-нибудь отборным брутальным мужиком-гейдельбергенсисом.

Теперь же подобная отговорка не пройдёт. Следы пяти индивидов сохранились в одном и том же пепле, они прошли по нему в один день (немыслимая точность датировки, если вдуматься!). А различия по росту между ними – как между «Люси» и «Большим Человеком». Выходит, половой диморфизм афарских австралопитеков был таки повышенным? Разница в полтора раза – это ой-ой-ой, это как у горилл. Так чтó – самцы собирали гаремы самок, в группах была строгая иерархия, а между самцами шла постоянная кровавая борьба за власть? А как же тогда маленькие клыки? И потому рождаются некоторые сомнения...

НО!

Кто сказал, что по танзанийской равнине прошли обязательно взрослые индивиды? Почему самый мелкий из них не может быть детёнышем, средние – подростками, а крупный – здоровенным самцом в полном расцвете лет? В любой нормальной группе зверей и людей половину составляют детишки. Чисто демографически такой расклад гораздо вероятнее того, что тут гулял самец с гаремом самок и совсем без потомства.

По имеющимся костям и зубам версия грандиозного диморфизма у афарских австралопитеков не очень-то подтверждается.

Другое дело, что в Лаэтоли не найдены и кости от столь высоких гоминид. Правда, там обнаружены в основном зубы и обломки челюстей, по которым узнать рост нереально. Вместе с тем, показательно, что известные кости анамских австралопитеков – предков афарских – имеют весьма приличный размер. И древнейший известный по скелету афарский – тот самый «Большой Человек» – столь же рослый, что и почти синхронный ему наибольший лаэтолец. Так может, просто анамские и ранние афарские австралопитеки вообще отличались большим ростом, и лишь спустя сотни тысяч лет их потомки – «Люси» и её хадарские родственники – несколько сдали?

Как обычно – расширение знаний приводит к новым вопросам. Тем интереснее будет изучать новые находки, которые, мы не сомневаемся, скоро появятся!


Источник: 


См. также: 

 



10 июня - Ученые Против Мифов в Москве

Интересно

Получив травму, шимпанзе обращают­ся с пораненным местом так, что большин­ство людей испытывало бы при этом силь­ную боль; это позволяет думать, что шим­панзе, возможно, менее чувствительны к боли, чем человек. Однако значительные различия в отношении к боли обнаруживаются и у людей - представителей различ­ных культур. Чувствительность к темпера­туре у шимпанзе и человека, вероятно, одинакова: обезьяны обычно избегают па­лящего солнца и в сильную жару расслаб­ленно лежат в тени, а когда холодно - дрожат и выглядят очень несчастными.

Джейн Гудолл. Шимпанзе в природе: поведение. М., «Мир», 1992 г.

Catalog gominid Antropogenez.RU