English Deutsch
Новости
Новости антропологии
18.11.2018
Автор: С. Дробышевский

Самое-самое древнее искусство. Опять. Но на Калимантане

Гонка за древностью продолжается. Давно ли гремела сенсация про изображение не то тюленей, не то ДНК на сталактите в испанской пещере Нерха с датировкой 42,3-43,5 тыс.л.н.? А сколько шуму наделали датировки от 17,8-30,7 до 39,9-44 тыс.л.н. для пятен, отпечатков рук и рисунков бабирусс в пещерах Марос на Сулавеси? Уже в этом году археологи содрогнулись, узнав о неандертальском творчестве в трёх испанских пещерах: Ла Пасиега – 51,6-79,7 тыс.л.н. (со средней 64,8 тыс.л.н.), Ардалес – 32,4-68,1 тыс.л.н. (со средней 65,5 тыс.л.н.) и Мальтравиесо – 41,7-70,1 тыс.л.н. (со средней 66,7 тыс.л.н.).

Изображение быка в в Лубанг Джерий Салех ("древнейшая фаза" изображений)

Трафареты рук в в Лубанг Джерий Салех (вторая фаза)

Фото, на котором показаны участки, из которых брались образцы кальцитовых натёков для датирования, и полученные даты.

Череп из Ниа

Причём в последнем случае на камне красуется отпечаток ладони талантливого троглодита. Казалось бы – куда уж ещё?!

Но, коли уж методика датирования кальцитовых натёков урановыми сериями появилась, то нельзя просто так взять и перестать датировать древние художества. Следующими на очереди оказались пещеры на Калимантане.

Этот огромный остров – самый большой в Индонезии! – остаётся незаслуженно слабо изучен археологически и палеоантропологически. Последнее слово вообще имеет мало отношения к загадочному Борнео: из сравнительно древних тут найдены лишь кости в Гунун Батубули, Киманис и, конечно, в Ниа. Лишь один скелет из последней пещеры имеет более-менее надёжную большую датировку – 34,5-37 тыс.л.н., 42,6-41,8 тыс.л.н. или даже 43-45 тыс.л.н., едва ли не самый древний сапиенс в мире! – и более-менее описан. Человек из Ниа, между прочим, нестандартный – пигмей с австралоидными чертами. Трудно сказать, кем были первые обитатели Калимантана. Но мы ушли в сторону...

Так вот, Калимантан – центр Индонезии, когда-то он соединялся сушей с прочими островами и Малаккой в единую Сунду – последний тупик для тех, кто не был склонен к морским путешествиям. Так, на нём застряли предки даяков суши, а сильно позже – даяков моря. Одновременно, для любителей солёных брызг в лицо Сунда была трамплином для рывка на Сахул, то есть Новую Гвинею с Австралией и Тасманией. В последующем через него проходили пути новых миграций – предков микронезийцев и полинезийцев.

Ясно, что столь пёстрое население оставило множество следов. И вот настало время разобраться с самыми красочными из них.

Группа исследователей произвела серию датировок для кальцитовых натёков в шести пещерах восточного Калимантана – прямо напротив Сулавеси (того самого, где в Маросе ранее были получены огромные даты для рисунков бабирусс). В большинстве случаев датировались кальцитовые натёки, образовавшиеся поверх рисунков, так можно узнать наименьший возможный возраст, то есть изображения, очевидно, были сделаны раньше, чем покрылись корочкой. В нескольких же случаях удалось датировать натёки под охрой; так получен наибольший возраст, то есть изображения были сделаны позже его, но насколько – непонятно. В идеале, конечно, хорошо бы иметь для каждой картинки пару дат, но для этого пришлось бы портить бесценные художества, а на это пойти было никак нельзя.

Некоторые цифры получились довольно скромные. Наименьшая датировка для изображения человека в Лубанг Хам оказалась всего 0,63 тыс.л.н. Впрочем, рисунок в Лубанг Хам частично стёрся, частично разрушен трещиной, так что судить о нём трудно и не слишком интересно. Уже веселее минимальная дата 9,3 тыс.л.н. для отпечатков рук из этой же пещеры, но и она голоценовая.

Куда любопытнее наименьшие датировки 13,6 и 14,6 тыс.л.н. для отпечатка руки и изображения человека из пещеры Лианг Сара. Правда, "изображение человека" – словосочетание, которое может ввести в заблуждение. Ни на фотографии, ни на прорисовке его толком не видно, так как поверх него, во-первых, наляпан негативный отпечаток ладони, а во-вторых, проходит трещина. Но это неважно, ведь 14 тысяч лет – вполне мадленская датировка по европейским меркам – время расцвета наскальной живописи. Лианг Сара, конечно, не Труа-Фрер, но все ведь знают: важен не результат, а участие!

Ещё оптимистичнее цифры 17,5 и 19,7 тыс.л.н. – минимальные из возможных для отпечатка руки из пещеры Лианг Бантенг. Это уже сопоставимо с солютре Европы. Опять же, калимантанский отпечаток руки трудно сопоставить с синхронными росписями Ляско, но главное –"мы тоже могём".

Самые интересные и многочисленные даты были получены для изображений в известняковой пещере Лубанг Джерий Салех. Если начинать с молодых, то это минимальные 15,7 и 16,2 тыс.л.н. для отпечатка руки. Для другого отпечатка наибольший возраст оказался 20,9 тыс.л.н. – близко к возрасту большинства изображений Альтамиры (22,1 тыс.л.н.). Красновато-оранжевые отпечатки рук имеют минимальную датировку 37,2 тыс.л.н., трещина с натёком проходит прямо по центру двух ладоней, – это уже больше, чем самый древний "ключеподобный символ" Альтамиры (36,2 тыс.л.н.) и росписи Шове (32 тыс.л.н.). В испанской Эль Кастилло слой поверх красного негативного отпечатка руки и под рисунком жёлтого бизона имеет дату 37,6 тыс.л.н., но и на это есть что ответить калимантанским малярам.

Самые сенсационные цифры в Лубанг Джерий Салех – минимальные 39,4 и 40,0 тыс.л.н. для кальцита с задней части фигуры быка. Рядом есть ещё две дивные коровы и множество отпечатков рук.

Для одного из них удалось получить и наибольшую датировку – 51,8 тыс.л.н. А это, товарищи, уже почти рекорд!

Только испанские неандертальцы и, возможно, древние намибийцы из Аполло 11 (спорная дата – не то 26-28, не то 59 тыс.л.н.) умели рисовать раньше, да в Эль Кастилло есть невнятный красный диск с датой 41,4 тыс.л.н. А вот в Лубанг Джерий Салех есть вполне внятные рисунки бантенгов – местных диких коров, ещё и ныне водящихся на острове, хотя и находящихся на грани уничтожения.

Выходит, калимантанцы были самыми талантливыми из всех?! Невозможно тут вновь не вспомнить человека из Ниа, благо он синхронен древнейшим росписям Лубанг Джерий Салех. Авторы статьи считают, что человек из Ниа больше похож на монголоидов ("восточных азиатов" по их терминологии), чем на австрало-меланезоидов. Вспоминают они и очередного "древнейшего сапиенса" Лида Аджер с Суматры 63-73 тыс.л.н., и очередные "древнейшие" даты из Австралии – 60-70 тыс.л.н. Сопоставив сии факты, они делают два мегалогичных альтернативных предположения, распадающихся на дополнительные версии. Во-первых, либо древнейшие австрало-меланезоиды 60-70 тысяч лет назад вообще не умели рисовать, либо мы не нашли или не датировали их рисунки, а рисунки созданы чуть позже явившимися "азиатами" (заметим, что индонезийские авторы статьи – индонезийцы, то есть южные монголоиды, а европеоидные австралийские коллеги из политкорректности не могли их расстраивать). Во-вторых, первые колонисты региона могли жить маленькими разрозненными группками, опять же, ничего не рисовавшими, а позже, расплодившись, стали "социально сигналить" (термин из статьи) друг другу отпечатками рук на стенах пещер и рисунками коров.

Позже, 20-21 тыс.л.н., стиль сменился – каменные полотна обильно покрылись кустами негативных отпечатков рук бурого и красновато-оранжевого цвета, иногда собирающимися в целые "древа". Авторы считают, что это говорит о неких подвижках культуры, ранее неизвестных. Ещё позже люди стали рисовать фигуры людей с пышными головными уборами, похожими на карикатурные папахи; таковые изображения найдены в недатированной пока пещере Дату Саман. При желании в стиле и позе человечков можно увидеть аналогии с рисунками из Австралии, – а авторы работы аналогии провести не замедлили. Впрочем, фигуры и тут, и в Австралии сделаны в стиле "палка-палка", так что их сходство чрезвычайно условное. Ещё позже появляются рисунки людей на лодках с мачтами, такелажем и вёслами, но это уже скучная современность.

Таким образом, в статье есть всё, что надо для великой сенсации: сама сенсация – древнейшие датировки для рисунков животных, широта полёта мысли, глобальные выводы о истории целого региона, эпичные миграции и, конечно, величие личных предков! Здорово!

НО! Как обычно, есть парочка НО. Для начала, сапиентность людей из Лида Аджер весьма спорна, ведь найдены там лишь два зуба. Да, они маленькие, но кто сказал, что какие-нибудь индонезийские денисовцы не могли быть мелкозубыми? Говорите – алтайские крупнозубые? Дык, где тот Алтай, а где Калимантан!

Во-вторых, достоверные даты заселения Австралии всё же не превышают 50 тысяч лет, а скорее всего – заметно меньше.

В-третьих, присмотримся к человеку из Ниа: ростом 1,4 м, череп удивительно грацильный, без лобного и затылочного рельефа, при этом довольно крупный (впрочем, на фоне многих кроманьонцев – не такой уж большой), с широким лбом и крайне низким лицом, широченным носом и огромным нёбом. Действительно, публиковались измышления, что он больше похож на монголоидов, но такие рассуждения основаны лишь на грацильности, ширине лба и мезокранности, дальше же они упираются в реальность – на черепе из Ниа нет никаких внятных монголоидных признаков – прежде всего, уплощённого лица. А вот на грацильного восточного экваториала он очень даже похож – низколицестью, рекордно-широким носом, прогнатизмом, огромным нёбом. Мезокранность и отсутствие рельефа вполне логичны для пигмейских групп меланезоидов типа негрито. Конечно, Ниа – не копия современных папуасов и аборигенов, но так у него и датировка под 40 тысяч лет!

Ясно стремление современных индонезийцев доказать свою невероятную древность, показать превосходство над всяческими дикарями. Монголоидные даяки моря всегда считали веддоидных даяков суши ниже себя. Но, товарищи, мы же, вроде, о науке...

Дальше – у нас же есть скелеты из пре-неолитических (5 тыс.л.н. и больше) и неолитических (2,5 тыс.л.н.) слоёв пещеры Ниа. Они, конечно, описаны очень поверхностно, но видно, что более древние больше похожи на меланезийцев, а неолитические – чуть более монголоидны и уже вполне подходят на роль предков даяков. Выходит, всё же возводить прямых предков современных индонезийцев ко временам 40 тысяч лет – чересчур смело (конечно, в самой статье это прямо и не сделано – корректность превыше всего, но мысль таки витает).

А на закуску – наибольшие возможные датировки  из ещё двух пещер восточного Калимантана: рисунок животного из Лианг Карим – 82,6 тыс.л.н. и отпечаток руки из Лианг Тевет – 103,3 тыс.л.н.!!!

Конечно, это максимальные даты, они могут быть сильно моложе, но мечтать-то не запретишь!..

Источники:

  • Aubert M., Setiawan P., Oktaviana A.A., Brumm A., Sulistyarto P.H., Saptomo E.W., Istiawan B., Ma'rifat T.A., Wahyuono V.N., Atmoko F.T., Zhao J.-X., Huntley J., Taçon P.S.C., Howard D.L. et Brand H.E.A. Palaeolithic cave art in Borneo // Nature, 2018.
  • Aubert M., Brumm A., Ramli M., Sutikna T., Saptomo E.W., Hakim B., Morwood M.J., Bergh G.D. van den, Kinsley L. et Dosseto A. Pleistocene cave art from Sulawesi, Indonesia // Nature, 2014, V.514, pp.223-227.
  • Clottes J., Chauvet J.-M., Brunel-Deschamps E., Hillaire C., Daugas J.-P., Arnold M., Cachier H., Evin J., Fortin P., Oberlin C., Tisnerat N. et Valladas H. Les peintures paleolithiques de la grotte Chauvet-Pont-d'Arc a Vallon-Pont-d'Arc (Ardeche, France): datations directes et indirectes par la methode du radiocarbone // Comptes Rendus de l'Academie des Sciences, Paris, 1995, V.320 (IIa), pp.1133-1140.
  • Hoffmann D.L., Standish C.D., García-Diez M., Pettitt P.B., Milton J.A., Zilhão J., Alcolea-González J.J., Cantalejo-Duarte P., Collado H., Balbín de R., Lorblanchet M., Ramos-Muñoz J., Weniger G.-Ch. et Pike A.W.G. U-Th dating of carbonate crusts reveals Neandertal origin of Iberian cave art // Science, 2018, V.359, pp.912-915.
  • Pike A.W.G., Hoffmann D.L., García-Diez M., Pettitt P.B., Alcolea J., De Balbín R., González-Sainz C., Heras C. de las, Lasheras J.A., Montes R. et Zilhão J. U-series dating of Paleolithic art in 11 Caves in Spain // Science, 2012, V.336, pp.1409-1413.


03 февраля - Ученые Против Мифов в Петербурге

Интересно

Потомство от браков белых и индейцев называют повсюду метисами, на Андском нагорье — также чоло, в Бразилии — мамелюко, или кабокло, в Аргентине — гаучо. Потомок белого (португальца) и метиса называется кастисом, белого и негра — мулатом, белого и мулата — терцероном (следующие степени: квартерон, квинтерон и т. д.), мулата и мулатки — каско, индейца и негра — самбо (в Бразилии также кафузо, или каборе).

Catalog gominid Antropogenez.RU