English Deutsch
Новости
Новости антропологии
20.12.2014
Автор: С. Дробышевский

Сивапитек скакал по ветвям, как мартышка

Люди встали на две ноги примерно 7-6 миллионов лет назад. Часто по умолчанию считается, что наши предки были в принципе похожи на современных человекообразных обезьян ¬- орангутанов, горилл и шимпанзе, а то и гиббонов. Дескать, скакали по веткам этакие "протошимпанзе", потом слезли с дерева и стали ходить на двух ногах. А кто не слез, тот так и прыгает до сих пор по лесам. Обезьяны сохранили примитивные черты, мы изменились. Но так ли это?

YGSP 41216, левая тазовая кость сивапитека. Фото из обсуждаемой статьи

Череп Sivapithecus indicus. Smithsonian Natural History Museum

Sivapithecus indicus, реконструкция

На самом деле, много ли мы знаем о способе передвижения древних приматов? Как это вообще узнать? Ведь чаще всего от них находят зубы и обломки челюстей, кости скелета сохраняются редко и плохо. Если в Африке ещё найдены несколько скелетов проконсулов, то в Азии с этим совсем беда. До сих пор бесчисленные сивапитеки и их родичи известны почти исключительно по зубам, мы более-менее представляем, что они ели, но как они добирались до плодов - пока оставалось загадкой.

Но всё тайное когда-нибудь становится явным. В 1990 г. в Пакистане, на плато Потвар была найдена тазовая кость. Через двадцать лет - в 2010 году - она была определена как кость примата. А ныне вышла статья с её описанием. Судя по месту обнаружения и датировке - 12,3 миллиона лет назад - кость принадлежала Sivapithecus indicus, потому что ранее тут нашли верхнюю челюсть и три зуба именно этого вида. Размеры кости позволили предположить, что это была самка весом около 20-25 кг - как раз подходящий размер, ранее предполагавшийся на основании размеров зубов.

Исследователи сравнили таз сивапитека с костями множества прочих обезьян. Выводы были довольно неожиданными.

Судя по совокупности признаков таза, сивапитеки были неторопливыми четвероногими приматами, предпочитавшими осторожно и даже вдумчиво ходить по ветвям, как более-менее горизонтальным, так и по вертикальным, и расположенным наискосок - в любых направлениях, способными далеко отводить конечности в сторону и даже подвешиваться на трёх или четырёх лапках, главное - без экстремальных прыжков и легкомысленных подвешиваний и раскачиваний на руках.

Таз сивапитека был ориентирован вдоль позвоночника, как у мартышкообразных. У современных человекообразных крылья подвздошной кости всё же несколько расходятся в стороны; человек же являет крайний вариант в этом ряду. "Поясничный индекс" - соотношение ширины поясницы к её передне-заднему диаметру - у человекообразных обезьян больше 120, то есть "талия" очень широкая. У широконосых обезьян Южной Америки это же соотношение примерно равно 100, то есть они круглые в сечении. Мартышкообразные имеют индекс меньше сотни, как и сивапитек, у которого указатель равен 90-100.

Таз сивапитека очень массивен. Учитывая не слишком большие размеры тела, такое усиление говорит о значительных нагрузках, передающихся от опоры и, в совокупности с другими параметрами (например, усилением подвздошной бугристости) - о четвероногом передвижении.

Ширина седалищного бугра у приматов здорово коррелирует с наличием или отсутствием седалищных мозолей. Сивапитек, что приятно, попадает всё же в группу без мозолей, то есть ближайших человеческих родственников.

Вертлужная впадина сивапитека очень глубокая, что означает усиление тазобедренного сустава, чем сивапитек напоминает мартышковых. Однако, по площади полулунной поверхности (суставной поверхности вертлужной впадины) он ближе к паукообразным широконосым и крупным человекообразным обезьянам. От другого вида - Sivapithecus sivalensis - известна бедренная кость, её головка круглая, почти полностью погруженная в вертлужную впадину. Сочетание получается необычное: с одной стороны, сустав очень прочный, с другой - весьма подвижный, способный ко вращательным движениям. Обычно это вещи не то чтобы взаимоисключающие, но, скажем осторожно, плохо сочетающиеся. Вероятно, это связано с четвероногим хождением по ветвям в сочетании с отсутствием хвоста. Хорошо мартышкам бегать по ветвям - они балансируют длинным хвостом. А попробуйте удержаться на суку, будучи довольно крупным зверем и без никакого уравновешивателя. Придётся активнее двигать поясницей, а это даёт повышенные нагрузки на суставы, что и вызывает тот странный комплекс, который мы видим у сивапитека.

Кстати, можно вспомнить, что и плечевые кости сивапитеков больше схожи с мартышковыми, а не орангутаньими.

То же можно сказать и о других известных посткраниальных костях сивапитеков.

Кстати, по всем основным параметрам новообретённый таз сивапитека мало отличается от таза проконсула Proconsul nyanzae. Более того, по многим частным параметрам и общему комплексу проконсул оказывается даже более мартышкообразным, чем сивапитек. Впрочем, у сивапитека больше черт вообще широконосых обезьян. Сивапитек отличался от проконсула одновременно большей подвижностью суставов ноги и большей же их прочностью.

Но челюсти с зубами никто не отменял. А по ним сивапитеки - ближайшие родственники орангутанов. Исследователи честно признаются, что пока не знают, как объяснить такое расхождение (тут самое место появиться креационистам и радостно закричать: "АГА!!!", - но мы не дадим им этого шанса). Есть две гипотезы. Согласно первой, сходство сивапитеков и орангутанов по зубам является конвергентным, случайным, возникшим в силу близкой диеты. Конвергенция - обычнейшее явление в живом мире. Среди приматов тому тоже немало примеров. Можно, скажем, вспомнить челюсти колобусов и ореопитеков или плезиадаписов и руконожек. Ясно, это не отменяет факта, что сивапитеки - человекообразные приматы, но они могут представлять особую тупиковую линию развития.

Второй вариант: сивапитеки действительно родственны орангутанам, но отличались способом передвижения. В строении конечностей конвергенция распространена не реже, если не чаще, чем в зубах. Скажем, кисти паукообразных, колобусов и гиббонов близки по целому ряду показателей; если задача - зацепиться за ветку и быстро её отпустить, то решение будет одинаковым, тем более что исходник-то общий, все же так или иначе родственники. Теоретически эволюция конечностей может совершаться очень быстро, так что не исключено, что вплоть до десяти миллионов лет назад или даже дольше способ передвижения человекообразных был совсем не такой как сейчас. В этом случае нынешнее состояние орангутанов, горилл и шимпанзе - столь же новомодное эволюционное изобретение, как и прямохождение человека.

Интуитивно антропологи часто склонны отдавать первенство важности черепу, но нет ли в этом "культа черепа"? Поэтому исследователи таза сивапитека корректно не дают преимущества ни одной из двух версий. Будет больше костей - будет больше знаний.


Источник:

  • Morgan M.E., Lewton K.L., Kelley J., Otárola-Castillo E., Barry J.C., Flynn L.J. et Pilbeam D. A partial hominoid innominate from the Miocene ofPakistan: Description and preliminary analyses // PNAS, 2014, www.pnas.org/cgi/doi/10.1073/pnas.1420275111.


См. также
:



28 января - АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ в Санкт-Петербурге

Интересно

Число чисто исторических причин, которые надо было бы знать, чтобы объяснить до конца, почему организм устроен «так, а не иначе», если не бесконечно, то, во всяком случае, настолько велико, что для человека в принципе невозможно проследить все такие цепи причинных связей, даже если бы они имели конец. [...]

То обстоятельство, что эволюция произвела в Старом Свете дубы и человека, а в Австралии - эвкалипты и кенгуру, обусловлено именно этими уже не поддающимися исследованию причинами, которые мы обозначаем обычно пессимистическим те­рмином «случай».

Конрад Лоренц. Обратная сторона зеркала. М., «Республика», 1998 г., с. 275.

Catalog gominid Antropogenez.RU