English Deutsch
Новости
Новости антропологии
20.12.2015
Автор: С. Дробышевский

Человек неспящий

Эволюция – странный процесс, в ней плюсы запросто оборачиваются минусами и наоборот. В саванне много опасностей и мало укрытий, ушами хлопать тут нельзя (впрочем, мышцы уха редуцировались заметно раньше), только вздремни – тут же окажешься в чьём-то желудке. А потому первые саванные приматы стали больше бодрствовать.

Источник: http://www.elephantjournal.com/

Исследования показывают, что человек действительно спит заметно меньше – в среднем семь часов, – чем другие приматы, некоторые из которых умудряются проводить в объятиях Морфея до семнадцати часов (Samson et Nunn, 2015)! Кроме хищников, видеть сны мешали и недружественные соседние группы других австралопитеков, поскольку от них спрятаться на открытой местности тоже некуда. Казалось бы, синими кругами под глазами и головной болью тут не отделаешься. Но нет худа без добра. Если спать приходится меньше, то будем спать лучше, будем спать глубже! У предков человека в пять раз – с 5 до 25% – удлинилась фаза быстрого сна,

наступило Время Снов.

А эта фаза необходима для переработки информации, полученной мозгом во время бодрствования, в частности – перевода кратковременной памяти в долговременную, то есть усвоения знаний.

Высвободившиеся же дневные часы можно занять полезным и важным, например, изобретением чего-то новенького, а полученные навыки лучше усвоятся за счёт новообретённого качественного сна. Удобно! К тому же, можно уделить больше времени общению с сородичами и воспитанию детишек, что опять же повышает общий интеллектуальный уровень, способствует сплочению группы и снижению агрессии, а в сумме – обеспечивает выживание. Так трудности создавали человека, так закалялся разум.

 

Источник:

  • David R. Samson  and Charles L. Nunn. Sleep intensity and the evolution of human cognition // Evolutionary Anthropology: Issues, News, and Reviews. Volume 24, Issue 6, pages 225–237. 


Интересно

Я настаиваю, чтобы вы или кто-нибудь иной ука­зал мне такую черту... с помощью которой можно было бы отличить человека от обезьяны. Сам я со­вершенно определенно такой черты не знаю. Но если бы я назвал человека обезьяной или наобо­рот, то был бы неминуемо отлучен от церкви. Од­нако как натуралист я, быть может, обязан посту­пить именно так.

Карл Линней, Цит. по: Карл Саган. Драконы Эдема. СПб, Амфора, 2005, с. 118.

Catalog gominid Antropogenez.RU