English Deutsch
Новости
Новости антропологии
18.12.2016
Автор: Ольга Султанова

Древние акулы вдохновили майя на миф о морском чудовище

Гигантские зубы вымершего вида акул - мегалодонов вероятно вдохновили индейцев майя на создание образа мифического монстра. Согласно мезоамериканским мифам, из тела морского чудища по имени Сипак боги сотворили мир.

Зуб мегалодона. Фото: Sarah Newman

Находки акульих зубов в Эль-Соц. Фото: Sarah Newman

В научно-исследовательской работе под названием «Акулы в джунглях: реальные и вымышленные морские чудовища майя», опубликованной онлайн 21 ноября в журнале Antiquity, Сара Ньюмен, археолог из Университета Джеймса Мэдисона штата Вирджиния, написала, что окаменелые зубы вымерших видов акул Carcharodon megalodon использовались в ритуальных обрядах нескольких древних поселений майя, таких как Паленке на юге Мексики, где археологи нашли 13 подобных зубов. 

Примерно 23 - 2,6 миллиона лет назад гигантские акулы - мегалодоны были одними из самых грозных хищников Мирового океана. Их зубы, челюсти и позвонки часто находили в Центральной Америке.

Ньюмен сопоставила находки с древней легендой майя о морском чудовище по имени Сипак (что в переводе означает «Колючий»), также известном ацтекам центральной Мексики как Cipactli. По легенде у чудовища был лишь один гигантский зуб, похожий на найденные окаменелости мегалодона. 

«Как известно, иконографию майя трудно интерпретировать, но здесь можно увидеть довольно реалистичное изображение зубастой акулы с раздвоенным хвостом, на челюсти которой выделяется большой центральный зуб», - рассказала археолог порталу Live Science. «Этот зуб имеет ту же отметку, которую майя использовали для обозначения нефрита, твёрдого и блестящего материала».

Ньюмен поясняет, что в мифах майя о сотворении мира из тела морского чудовища Сипак боги создают землю. Мотив одного гигантского зуба также появляется в изображениях других богов майя, в том числе в изображении бога солнца в Эль-Соц (El Zotz), в северной части Гватемалы, Петен (Petén).

Слово «xook», которым майя обозначали акул и других грозных морских чудовищ, было также использовано в титулах нескольких правителей майя. Например, в титуле правителя города Тикаль, расположенного в современной провинции Гватемалы Эль-Петен: Yax Ehb Xook (в переводе «Первая акула-основатель»). А также Ix K'abal Xook - титул правительницы Яшчилана в VIII веке, в настоящее время в штате Чьяпас, Мексика.

Ньюман начала своё исследование представлений майя об акулах с анализа тайника со священными предметами, где были найдены в том числе 47 зубов серых акул (семейство акул отряда Carcharhiniformes). Зубы были захоронены в двух ритуальных керамических чашах, использованных для приношений в Эль-Соц (El Zotz) между 725 - 800 годами н.э.

«Акульи зубы, раковины, шипы ската и кораллы часто олицетворяли Мировой океан в церемониальной модели вселенной майя в жертвенных чашах», - рассказывает Ньюмен. Таким образом в замкнутом пространстве воссоздавался своего рода микрокосм. По этой же причине подобные предметы часто располагали вдоль центральных линий храмов и домов с целью придать их внутреннему пространству «жизненную силу».

Обратив внимание на то, что в тайнике хранились только верхние зубы, вероятно, одной серой акулы, Ньюмен задалась вопросом, как и почему акульи зубы были привезены с побережья в такие города майя как Эль-Соц. «И тогда я задумалась о том, как люди внутри полуострова понимали смысл этих предметов, как представляли себе морских существ, которых, возможно, никогда не видели своими глазами»; - говорит Ньюмен.

Для древних майя полуострова Юкатан, окруженного водой с трёх сторон, «море обозначало пределы земли во всех направлениях и было местом обитания мифических существ и сверхъестественных сил», - пишет Ньюмен в своём исследовании. «Акулы ассоциировались с кровью и болью, майя считали их грозными созданиями, которых изображали и изучали, но с безопасного расстояния». Майя создали свою версию естественной истории, где они комбинировали реальные свидетельства с мифами, которые они также считали реальными, и таким путём придавали миру смысл.

Ньюмен также исследует, как мифические представления об акулах распространялись на обширной территории Мезоамерики в течение многих столетий.

«В этом и других недавних исследованиях показано, как интенсивно происходило взаимодействие между людьми на больших расстояниях, - говорит археолог. Теперь мы намного лучше представляем себе, насколько мобильными были люди в то время, гораздо в большей степени, чем мы предполагали».

Впрочем, специалисты далеко не в восторге от исследования Ньюмен. Вот как прокомментировал статью российский историк, к.и.н., заместитель директора Мезоамериканского центра имени Ю.В. Кнорозова РГГУ Дмитрий Беляев:

«Сара Ньюмен связывает использование акульих зубов в ритуальных тайниках майя с панмезоамериканским мифом о сотворении мира богами из тела морского чудища. В астекской мифологии, где этот мотив представлен очень хорошо, это чудовище зовут Сипактли. Буквально это имя переводится как «Шипастый» и обозначает крокодила (речь идет о пластинах, который в Мезоамерике рисуют на его спинном гребне). В одном случае в Кодексе Фехервари-Майер это существо действительно изображено наподобие рыбы, однако в большинстве других случаев это прежде всего крокодилоподобный монстр.

У майя в основных известных нам мифах о творении мира тоже фигурирует крокодилоподобное чудовище. И как раз в Паленке, где был найден упомянутый автором зуб кархародона, бог-покровитель правящей династии убивает и расчленяет существо, в котором сочетаются элементы крокодила и оленя (так называемый «Звездный Кроколень»). Изображения же акулоподобного монстра встречаются реже крокодила и вероятно связаны с мифологическими традициями побережья. Поэтому увязка этого мифа с акульими зубами является сильной натяжкой. Почему в таком случае в ритуальных тайниках нет зубов крокодила?

Привязка к мегалодону персонажа мифологии майя по имени «Сипак» тоже сомнительна. В "Пополь-Вух" – скомпилированном в XVI в. мифологическом цикле майя-киче, живущих в горной Гватемале, присутствует Сипакна, которого побеждают герои-близнецы. Но по тексту это скорее великан (он «играет горами как мячом», таскает на плечах горы, ловит рыбу и раков и т.д.), но уж никак не морское существо. И когда его убивают, из тела его ничего не создается – его придавливает горой и он превращается в камень.

Так что с моей точки зрения эта статья - наглядный пример того, как не надо работать с мезоамериканской мифологией. Да есть находки акульих зубов в археологическом контексте, да древние майя могли сравнить зубы ископаемых акул с современными им и прийти к выводу о существовании гигантских морских монстров, но объяснение этого через мифологию творения выглядит неубедительно. Тем более, что автор в подтверждение своих предположений ссылается не на первичные источники, а на авторитет других исследователей, прежде всего К. Таубе. Между тем Таубе интерпретирует широкий иконографичский массив и показывает, что образ мифологического крокодила является фантастической химерой, соединяющей черты многих существ, а в некоторых вариантах мифов мифологическим морским чудовищем может быть и змей, и акула. Но С. Ньюман из этого видит лишь упоминание акулы и строит на этом очень шаткие конструкции».


Ольга Султанова


Источники:
 



Интересно

При применении радиоуглеродно­го метода возможны ошибки. Поэтому одна изолированная дата, полученная с его помощью, не может служить основой для серьез­ных историко-археологических выводов («одна дата — не дата»). Только проверка одних дат другими, полученными в разных лабо­раториях и на разных материалах, только наличие серий соответствующих друг другу радиоуглеродных дат, подкрепленных стра­тиграфией палеолитических памятников, позволяет считать их с большой вероятностью правильными и строить на этом выводы.

Борисковский П.И. Древнейшее прошлое человечества. М., Издательство «Наука», 1980 г., с. 15.

Catalog gominid Antropogenez.RU