English Deutsch
Новости
Новости антропологии
18.12.2016
Автор: Ольга Султанова

Древние акулы вдохновили майя на миф о морском чудовище

Гигантские зубы вымершего вида акул - мегалодонов вероятно вдохновили индейцев майя на создание образа мифического монстра. Согласно мезоамериканским мифам, из тела морского чудища по имени Сипак боги сотворили мир.

Зуб мегалодона. Фото: Sarah Newman

Находки акульих зубов в Эль-Соц. Фото: Sarah Newman

В научно-исследовательской работе под названием «Акулы в джунглях: реальные и вымышленные морские чудовища майя», опубликованной онлайн 21 ноября в журнале Antiquity, Сара Ньюмен, археолог из Университета Джеймса Мэдисона штата Вирджиния, написала, что окаменелые зубы вымерших видов акул Carcharodon megalodon использовались в ритуальных обрядах нескольких древних поселений майя, таких как Паленке на юге Мексики, где археологи нашли 13 подобных зубов. 

Примерно 23 - 2,6 миллиона лет назад гигантские акулы - мегалодоны были одними из самых грозных хищников Мирового океана. Их зубы, челюсти и позвонки часто находили в Центральной Америке.

Ньюмен сопоставила находки с древней легендой майя о морском чудовище по имени Сипак (что в переводе означает «Колючий»), также известном ацтекам центральной Мексики как Cipactli. По легенде у чудовища был лишь один гигантский зуб, похожий на найденные окаменелости мегалодона. 

«Как известно, иконографию майя трудно интерпретировать, но здесь можно увидеть довольно реалистичное изображение зубастой акулы с раздвоенным хвостом, на челюсти которой выделяется большой центральный зуб», - рассказала археолог порталу Live Science. «Этот зуб имеет ту же отметку, которую майя использовали для обозначения нефрита, твёрдого и блестящего материала».

Ньюмен поясняет, что в мифах майя о сотворении мира из тела морского чудовища Сипак боги создают землю. Мотив одного гигантского зуба также появляется в изображениях других богов майя, в том числе в изображении бога солнца в Эль-Соц (El Zotz), в северной части Гватемалы, Петен (Petén).

Слово «xook», которым майя обозначали акул и других грозных морских чудовищ, было также использовано в титулах нескольких правителей майя. Например, в титуле правителя города Тикаль, расположенного в современной провинции Гватемалы Эль-Петен: Yax Ehb Xook (в переводе «Первая акула-основатель»). А также Ix K'abal Xook - титул правительницы Яшчилана в VIII веке, в настоящее время в штате Чьяпас, Мексика.

Ньюман начала своё исследование представлений майя об акулах с анализа тайника со священными предметами, где были найдены в том числе 47 зубов серых акул (семейство акул отряда Carcharhiniformes). Зубы были захоронены в двух ритуальных керамических чашах, использованных для приношений в Эль-Соц (El Zotz) между 725 - 800 годами н.э.

«Акульи зубы, раковины, шипы ската и кораллы часто олицетворяли Мировой океан в церемониальной модели вселенной майя в жертвенных чашах», - рассказывает Ньюмен. Таким образом в замкнутом пространстве воссоздавался своего рода микрокосм. По этой же причине подобные предметы часто располагали вдоль центральных линий храмов и домов с целью придать их внутреннему пространству «жизненную силу».

Обратив внимание на то, что в тайнике хранились только верхние зубы, вероятно, одной серой акулы, Ньюмен задалась вопросом, как и почему акульи зубы были привезены с побережья в такие города майя как Эль-Соц. «И тогда я задумалась о том, как люди внутри полуострова понимали смысл этих предметов, как представляли себе морских существ, которых, возможно, никогда не видели своими глазами»; - говорит Ньюмен.

Для древних майя полуострова Юкатан, окруженного водой с трёх сторон, «море обозначало пределы земли во всех направлениях и было местом обитания мифических существ и сверхъестественных сил», - пишет Ньюмен в своём исследовании. «Акулы ассоциировались с кровью и болью, майя считали их грозными созданиями, которых изображали и изучали, но с безопасного расстояния». Майя создали свою версию естественной истории, где они комбинировали реальные свидетельства с мифами, которые они также считали реальными, и таким путём придавали миру смысл.

Ньюмен также исследует, как мифические представления об акулах распространялись на обширной территории Мезоамерики в течение многих столетий.

«В этом и других недавних исследованиях показано, как интенсивно происходило взаимодействие между людьми на больших расстояниях, - говорит археолог. Теперь мы намного лучше представляем себе, насколько мобильными были люди в то время, гораздо в большей степени, чем мы предполагали».

Впрочем, специалисты далеко не в восторге от исследования Ньюмен. Вот как прокомментировал статью российский историк, к.и.н., заместитель директора Мезоамериканского центра имени Ю.В. Кнорозова РГГУ Дмитрий Беляев:

«Сара Ньюмен связывает использование акульих зубов в ритуальных тайниках майя с панмезоамериканским мифом о сотворении мира богами из тела морского чудища. В астекской мифологии, где этот мотив представлен очень хорошо, это чудовище зовут Сипактли. Буквально это имя переводится как «Шипастый» и обозначает крокодила (речь идет о пластинах, который в Мезоамерике рисуют на его спинном гребне). В одном случае в Кодексе Фехервари-Майер это существо действительно изображено наподобие рыбы, однако в большинстве других случаев это прежде всего крокодилоподобный монстр.

У майя в основных известных нам мифах о творении мира тоже фигурирует крокодилоподобное чудовище. И как раз в Паленке, где был найден упомянутый автором зуб кархародона, бог-покровитель правящей династии убивает и расчленяет существо, в котором сочетаются элементы крокодила и оленя (так называемый «Звездный Кроколень»). Изображения же акулоподобного монстра встречаются реже крокодила и вероятно связаны с мифологическими традициями побережья. Поэтому увязка этого мифа с акульими зубами является сильной натяжкой. Почему в таком случае в ритуальных тайниках нет зубов крокодила?

Привязка к мегалодону персонажа мифологии майя по имени «Сипак» тоже сомнительна. В "Пополь-Вух" – скомпилированном в XVI в. мифологическом цикле майя-киче, живущих в горной Гватемале, присутствует Сипакна, которого побеждают герои-близнецы. Но по тексту это скорее великан (он «играет горами как мячом», таскает на плечах горы, ловит рыбу и раков и т.д.), но уж никак не морское существо. И когда его убивают, из тела его ничего не создается – его придавливает горой и он превращается в камень.

Так что с моей точки зрения эта статья - наглядный пример того, как не надо работать с мезоамериканской мифологией. Да есть находки акульих зубов в археологическом контексте, да древние майя могли сравнить зубы ископаемых акул с современными им и прийти к выводу о существовании гигантских морских монстров, но объяснение этого через мифологию творения выглядит неубедительно. Тем более, что автор в подтверждение своих предположений ссылается не на первичные источники, а на авторитет других исследователей, прежде всего К. Таубе. Между тем Таубе интерпретирует широкий иконографичский массив и показывает, что образ мифологического крокодила является фантастической химерой, соединяющей черты многих существ, а в некоторых вариантах мифов мифологическим морским чудовищем может быть и змей, и акула. Но С. Ньюман из этого видит лишь упоминание акулы и строит на этом очень шаткие конструкции».


Ольга Султанова


Источники:
 



21 октября - Ученые Против Мифов в Москве

Интересно

Восхищенные исследователи Древнего Египта приписали египтянам изобретение множества интересных и полезных вещей, но никто никогда не воздал им должное за изобретение пагубной привычки писать на стенах туристских достопримечательностей. Привычка эта, должно быть, возникла из некоего базового человеческого стремления, ибо она сохранилась до сего дня.

Барбара Мертц. Древний Египет. Храмы, гробницы, иероглифы // Москва, «Центрполиграф», 2007.

Catalog gominid Antropogenez.RU