English Deutsch
Новости
Новости антропологии
27.10.2016
Автор: Юлия Новикова

Неандертальцы, денисовцы и кто-то третий

Неизвестный вид человека оставил след в ДНК меланезийцев - к таким выводам пришли специалисты из университета Техаса.

Папуасы. Источник: http://p-i-f.livejournal.com/5211905.html

Ведущий автор исследования, генетик Райан Болендер, сообщил, что его команда проанализировала ДНК жителей Меланезии, сравнила их с ДНК африканцев, неандертальцев и денисовцев и обнаружила в геноме папуасов «следы» неизвестных науке гоминид. По словам исследователя, значительная часть примеси древней ДНК, которую до этого принимали за денисовскую, на самом деле относится к какому-то третьему ископаемому виду человека. С неожиданными результатами Райан Болендер выступил на ежегодном собрании американского общества генетики человека. Конечно, пока результаты исследования не опубликованы в солидном научном журнале, специалисты не торопятся с выводами. Однако к результатам, схожим с выводами Болендера, независимо пришла команда специалистов из Музея естественной истории Дании. Авторы исследования, опубликованного в Nature, изучили геномы 25 папуасов и 83 австралийских аборигенов и также нашли следы ДНК, «похожей на денисовскую» («Denisovan-like DNA»), но все же отличающейся и, возможно, происходящей от других неизвестных гоминид.

«Кем был этот вид, мы не знаем», - признались датские учёные.

Правда, некоторые антропологи считают, что «нечто похожее на следы денисовцев» - это и есть «следы денисовцев». Ведь денисовцы известны только по нескольким находкам из одной-единственной пещеры на Алтае. Анализ даже этих находок показал, что денисовцы были генетически весьма разнообразны и, вероятно, широко расселились по Евразии. Поэтому нет ничего удивительного, что с предками меланезийцев могла скрещиваться какая-то южная популяция денисовцев, отличавшаяся от древних обитателей Алтая.

Надо сказать, сообщения о метисации наших предков с неизвестными гоминидами появляются не впервые. Так, в 2012 году другая команда учёных заявила, что в ДНК африканцев – охотников-собирателей из Танзании и Камеруна - содержатся следы «кого-то неизвестного».  

Новость комментирует научный редактор АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ Станислав Дробышевский:

Генетики не устают радовать открытиями. Не успели все свыкнуться с фактом, что у нас есть около 2% неандертальских генов, а у австралийцев и меланезийцев почти 5% денисовских, как новые хитрые расчёты показали, что у меланезийцев, на самом-то деле, 2,74%, «неандертальщины» и всего 1,1% «денисовщины». Что ж, это непреложный закон природы: если в одном месте прибыло, то где-то убыло. Но столь же неколебим и обратный закон: если где-то убыло, то где-то прибыло! Если уж «денисовщина» сократилась чуть не в пять раз, то становится скучно.

И тут на помощь спешат новые методы моделирования!

Райан Болендер – лихой статистический генетик из Техаса (и, конечно, со-товарищи) – в очередной раз заново пересчитали нуклеотиды и получили, что кроме неандертальской и денисовской примеси меланезийцы могут иметь в своём геноме некую дополнительную составляющую. Третий вид!!!

Его ещё никто не нашёл, а генетики высчитали! Ура! 
НО! Как всегда, есть несколько НО.

Во-первых, антропология знает целую кучу ископаемых гоминид. В Южной и Юго-Восточной Азии есть масса специфических находок, которые не очень-то похожи ни на неандертальцев, ни на сапиенсов. Черепа из Нгандонга, Нармады, Дали, Чинньюшаня, Салхит и прочие запросто могут представлять ещё кучу видов. То, что генетики не могут выделить из них ДНК (или руки пока не дошли), не значит, что они вообще неизвестны науке. 

Во-вторых, сами авторы исследования отмечают, что новая загадочная примесь, в общем-то, не слишком отличается от денисовской. Учитывая, что денисовцы известны по образцам с Алтая, а смешиваться с сапиенсами они должны были где-то на юге Азии или вообще на востоке Индонезии, как бы и логично, что далёкие популяции отличались друг от друга. Отличаются же нынешние алтайцы от танимбарцев.

В-третьих, характерно, что генетики и журналисты называют нового гипотетического предка «третьим видом». Имеется в виду, что первый – неандертальцы, второй – денисовцы, третий – этот неизвестный. Ничего странного не замечаете? А где же сапиенсы? Или они уже не считаются за что-то значимое? Или число примесей скоро будет таковым, что генетики станут высчитывать проценты сапиенса у меланезийцев?

Справедливости ради стоит отметить, что авторы эпохального открытия сами прекрасно понимают все эти и прочие сложности, а потому крайне осторожны в высказываниях. И поэтому они опубликовали свой труд не в самых крутых журналах, а в коротеньком абстракте съезда американского общества генетики человека, прошедшего в Канаде.

В-четвёртых, самые горячие головы уже успели ляпнуть, что «третий вид» – это хоббиты Флореса. Бедные меланезийцы... 

Охота на хоббитов, эльфов, фавнов и орков продолжается? Ждём 33 вида?
 

Источники:



Учёные против мифов - 11. Москва, МИСиС, 19 октября

Интересно

Следует, однако, сделать одно уточнение, без которого непонятна ошибочность распространенного написания «орангутанг». Слово «орангутан» малайского происхождения, составлено из двух слов, означающих, как мы помним, «человек лесной». Добавление буквы «г» в конце резко искажает смысл, означая уже «человек должник». Никому этот замечательный антропоид ничего не должен – «невинное» добавление буквы «г» является грубой ошибкой.

Э.П.Фридман Э.П. Приматы. – М.: Наука, 1979 г.,  с. 188.

Catalog gominid Antropogenez.RU